Домой Новости «Никакие деньги не стоят 10 лет в колонии»: как устроен наркорынок в...

«Никакие деньги не стоят 10 лет в колонии»: как устроен наркорынок в России и что ждёт рядовых исполнителей

19

По данным ФСИН, в 2020 году за преступления, связанные с наркотиками (ст. 228—233 УК РФ), в исправительных колониях отбывали наказание около 109 тыс. человек. Это почти треть от общего числа осуждённых. При этом количество предложений в интернете купить нелегальные препараты или быстро подработать курьером не уменьшается. RT на условиях анонимности пообщался с бывшим заключённым, который несколько лет был закладчиком, и убедился, что все обещания лёгких денег заканчиваются тюрьмой.

«Никакие деньги не стоят 10 лет в колонии»: как устроен наркорынок в России и что ждёт рядовых исполнителей

Я попал в этот «бизнес» в 2013 году. У меня был сложный период: после неудачной операции не мог заниматься привычным трудом, и тогда же начал плотно общаться с товарищем, который занимался торговлей наркотиками. Ему нужен был человек, который мог бы фасовать товар и делать закладки. Он мне обещал хорошую зарплату и безопасность, и я согласился.

Я был низшим звеном — изготавливал готовый к употреблению продукт и делал закладки. Через анонимные мессенджеры скидывал адреса координатору и получал от него указания, сколько нужно кладов на день. Сначала это был спайс, потом ассортимент расширился и появились синтетический гашиш и эйфоретики. В начале своей деятельности я сбывал где-то 90 граммов в день, потом объёмы выросли до 250 граммов в день. Это довольно много.

В случае со спайсом мне надо было смешивать наркотик с травянистой основой. Остальные вещества я просто фасовал и делал клады с чётким описанием. Затем, пользуясь анонимными схемами в интернете, я отсылал адреса, которые руководитель уже продавал потребителям.

Закладки стоили примерно 3000 рублей за штуку, львиная доля этих денег шла организатору всей схемы, а мы с координатором получали 400 рублей на двоих с закладки. 

Тогда я воспринимал покупателей как дураков: они и так своё найдут, так почему бы на этом не заработать. Сейчас понимаю, что отсутствие доступности, возможно, кого-то уберегло бы от зависимости и других неприятностей, сопряжённых с употреблением наркотиков.

Наркотики мы получали из-за границы в обычной посылке. Скажем, из Чехии концентрат для курительных смесей приходил в банке крема. Большие объёмы слали в какой-нибудь маскирующей оболочке соответствующего размера. Например, мешок порошка могли прислать в колонке магнитофона, «плитку» гашиша — в мониторе компьютера, и так далее. Был специальный человек, который получал эти посылки, а потом передавал мне. Первое, что мне объяснили, — абсолютно никто не должен получать даже намёка на то, чем я занимаюсь. И лично из моих рук дурь никому не должна была передаваться.

Анонимная мафия

 

Главное звено — организатор. Он осуществлял заказ и оплату поставок через интернет и вёл продажи потребителям, при этом рулил всем из другого региона. В нашем городе у него было доверенное лицо — как раз мой товарищ, который уже организовывал всё на месте и привлекал людей к остальной работе.

Производителей или оптовых продавцов ищут в даркнете. Тут же можно купить всё необходимое оборудование и прекусоры. Оплата идёт через подставные счета или криптовалюту, для доставки используются разные хитроумные способы. Кстати, пресловутый биткоин, когда я сам этим занимался, использовался по большей части в даркнете. Говорят, спрос в криминальном мире как раз во многом обеспечил рост криптовалюты.

В нашей «конторе» было мало звеньев. Другие, о которых я узнал, уже сидя в тюрьме, были гораздо масштабнее. 

Это были самые настоящие ОПС (организованное преступное сообщество, ст. 210 УК РФ), и они имели сбыт по всему СНГ.

Цепочка от организатора, который вообще был чуть ли не мифическим, до закладчика длинна и сложна. Например, организатор руководит координаторами по регионам, которые управляют оптовиками, те, в свою очередь, оставляют товар в больших объёмах для рядовых закладчиков. Помимо этого, в схему входят диспетчеры, которые ведут продажи, а также координацию закладчиков. Есть и держатели оптовых складов.

Так, один из моих тюремных знакомых проходил по нашумевшему делу актёра Дмитрия Гуменецкого (более известен как Шмидт из сериала «Бригада»). Актёра задержали в 2015 году за хранение 280 килограммов концентрата, из которого можно было изготовить семь тонн курительной смеси. В 2016 году суд приговорил его к восьми годам заключения, как выяснилось, Гуменецкий только хранил наркотики, а продажами не занимался. Любопытно, что этот знакомый действовал в совершенно другом регионе. Ещё знаю человека, который занимался распространением специальной обработанной техники (планшеты, смартфоны) для осуществления преступной деятельности. На гаджетах убирают возможность геолокации, возможность устанавливать самому какое-либо ПО, остаётся только минимальный набор программ, необходимых для работы.

ГУ МВД России по Челябинской области возбудило уголовное дело по факту нападения на 25-летнего жителя области Захара Крапивина….

Ещё владельцы крупных магазинов нанимают так называемых «спортиков». Это отморозки, которые за деньги готовы избить или покалечить человека. Например, закладчик присваивает наркотик и кидает магазин, тогда продавец отправляет к нему команду «спортиков». Ведь обычно продавцы просят скрин паспорта, и найти человека не составляет никакого труда. Также такие люди могут запугать того, кто хочет выйти из дела.

Масштабы и организация серьёзные. Это настоящая мафия, и при этом совершенно анонимная.

В этот бизнес можно попасть и не по своей воле. Я знал одного мужика в тюрьме, который был обычным работягой, с женой и двумя детьми. А вот брат его был оболтус и связался с наркотиками. Он взял крупную партию и сбежал из города. Наркобароны вышли на законопослушного брата и заявили, что родственник задолжал большую сумму денег. Они скинули ему полную информацию по всей его семье и дали понять, что добраться до них не составит труда. Идти в полицию он испугался и согласился работать на мафию. Для этого он переехал в другой город, поселился на чердаке старого дома барачного типа и стал делать закладки. В день он получал 500 рублей на еду и расходы. Спустя какое-то время его арестовали, жена с ним сразу же разошлась. Сколько он в итоге получил не знаю, я раньше с СИЗО в колонию отправился, но, думаю, не меньше семи — десяти лет.

«Никакие деньги не стоят 10 лет в колонии»: как устроен наркорынок в России и что ждёт рядовых исполнителей

Сдали свои

 

Попался я потому, что меня сдали свои же. Их арестовали, а я, чтобы не попасть в тюрьму, вышел из дела и, чтобы поменять свой образ жизни, ушёл в армию.

У меня было 16 преступлений, за семь из которых я мог получить до 20 лет. Это довольно пугающая перспектива — провести всю оставшуюся молодость в неволе. Получил в итоге я десять лет. При этом сидел в одной из самых строгих и суровых колоний России, ИК-9 в Республике Карелия (сейчас против экс-начальника ИК-9 Ивана Савельева возбуждено уголовное дело, его обвиняют в превышении должностных полномочий после того, как было обнародовано видео с избиением заключённого. — RT).

В заключении я много читал и переосмыслил свою жизнь. Понял, что каждый день — это урок, через который нужно пройти правильно. Иначе всё будет повторяться вновь и вновь, и ты, как двоечник в школе, будешь оставаться на второй год. Зато теперь я радуюсь простым вещам, возможности быть рядом с близкими. Когда спокойно встаёшь утром в своей квартире, а не по звонку в бараке в полной суете. Простой, хорошей еде, честному труду, красоте и безмятежности природы. Все эти и прочие простые и, казалось бы, само собой разумеющиеся вещи я научился ценить только после тюрьмы. Да и совесть теперь чиста: за все преступления я ответил, вышел по УДО за хорошее поведение и труд, и теперь можно этот лист жизни спокойно перевернуть.

«Вход рубль, выход — два»

Когда молодой парнишка, решивший заработать лёгкие деньги на наркотиках, думает, что он самый умный и баловень судьбы, то глубоко заблуждается. Он просто мясо, и чуть что — его отдадут в руки полиции не моргнув глазом. А ещё есть поговорка «вход рубль, выход — два». Когда, осознав своё положение, человек пытается выйти из дела, то просто получает от координатора подробнейшие данные на себя и всю свою семью и прямой намёк, что так просто уйти не выйдет.

Откликнувшись на объявление в интернете, человек, считай, сразу подписывает себе приговор. Слив рядовых закладчиков происходит по принципу «и волки сыты, и овцы целы». Полиция получает хорошую раскрываемость, а организаторы остаются целы, так как по договорённости сами сливают «пехоту».

Знаю череду случаев, как в наш город приезжали люди из других регионов и даже стран, чтобы забрать вес по координатам. А на месте их тут же арестовывали. Нетрудно догадаться, что их слил органам сам координатор. Думать, что ты этого избежишь, — верх наивности.

В 2016—2017 годах был бум, закрывали закладчиков группами по 30—40 человек, и большинство совсем молодые, 18—20 лет. Теперь всю молодость они проведут в тюрьме.

Я хотел бы обратиться как раз к таким молодым ребятам, думающим, что поймали удачу за хвост: вас обязательно поймают, а никакие деньги не стоят десяти лет в колонии. Потому что вас либо ждёт вся строгость так называемой «красной» колонии, где вы можете отправится в ШИЗО за привычные дома вещи (например, оставить чайник, включённый в розетку, без присмотра). А в «чёрных» колониях вас ждёт вся суровость уголовных понятий. В 99% случаев там с вас спросят за продажу наркотиков, и вы будете звонить домой и слёзно просить выслать денег, даже если они последние, чтоб с вами ничего не случилось.

Я как-то встретил своего товарища детства в тюрьме. Его посадили всего на пять лет, но это так ударило по его матери, что за три месяца её сожрал рак.

Хочу предупредить также родителей: если вы думаете, что ваша семья обеспеченна, у вашего чада есть всё необходимое, и он не попадет в такую историю, то это заблуждение. Многие из ребят, которых я встречал, были из обеспеченных семей. У них было всё, о чём я мечтать не мог в их возрасте, — от одежды и гаджетов до хороших перспектив на будущее, которые родители им устроили. Но тут им захотелось либо самих наркотиков, либо денег, чтоб ещё роскошнее жить. Знаю случаи, когда сын попадал в тюрьму, и у родителей вся жизнь шла под откос. Они работали в органах, и начальство сразу указало им на дверь. В результате они не знают, чем жить, а единственный наследник в тюрьме и хорошее будущее ему не светит.

Найти нормальную официальную работу после зоны очень сложно. За год я сменил немало мест, и в более-менее приличные места, где трудоустройство по ТК, с судимостью не берут. Я только сейчас устроился в приличную фирму, и то по знакомству. 

Источник: russian.rt.com