Шоу-бизнесЮлия Пересильд: «Я не считаю себя смелой!»

Юлия Пересильд: «Я не считаю себя смелой!»

Первый спутник, первый человек в космосе, первая женщина-космонавт, первый выход в открытый космос…

И вот мы снова первые: режиссер Клим Шипенко и актриса Юлия Пересильд 12 дней снимали первое в истории кино на околоземной орбите. И теперь рассказывают, как это было.

«НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ БЕССТРАШНОЙ»

— Клим, Юлия, как ваше самочувствие по возвращении?

Клим: После посадки хоть и получалось сразу ходить, но все равно ты чувствуешь себя как в дыму. Нас всех поддерживали — в прямом смысле этого слова — под руки. Потому что мы вспоминали, как надо ходить. За 12 дней уже забыли, как это…

Юлия: Самочувствие терпимое. Стараемся ходить с каждым днем быстрее! (Смеется.) Мы вернулись, все хорошо, но надо вернуться окончательно во всех смыслах этого слова, все осознать. Это такое сильное впечатление, такая вспышка, что, честно говоря, хочется это как-то осмыслить, осознать. Было очень мало времени, у нас были сжатые сроки. Только в последний день мы с Климом поняли, что завтра уже все, мы возвращаемся. И вдруг осознали, что мы не насмотрелись в иллюминатор, что хотели сделать еще некоторые вещи, но не успели. А не успели, потому что все время шли съемки, потому что мы все время работали. И спасибо нашим командирам, что они в какой-то момент подключились к нам. Несмотря на то, что у них было огромное количество своих задач, которые им нужно было выполнять, они ночами продолжали с нами работать, помогать снимать наш фильм. Поэтому ощущения немного странные: с одной стороны, все длилось целую вечность, а с другой — ты вроде только-только прилетел, а уже обратно нужно!.. Должно какое-то время пройти, чтобы пережить все эти впечатления.

— Ваш проект называется «Вызов». А что для вас было самым большим вызовом?

Клим: Весь процесс съемок на МКС и есть вызов. Скажем, обычно я снимаю со съемочной группой. Конечно, думал о том, что хотел бы попробовать снять как оператор. Но я даже не представлял, что буду снимать вообще без людей. Однако тут вариантов не было: я же не мог взять с собой всю съемочную группу, поэтому приходилось всем этим заниматься самому. Юля, например, нашла в себе талант реквизитора и художника по гриму. Антон Шкаплеров (командир экипажа космонавтов. — Ред.) таскал меня за ноги по станции, чтобы я там совсем не разбился во время съемок, когда держал камеру. Наших космонавтов я заставил найти в себе актерский талант, им просто деваться некуда было! (Смеется.) Все это, конечно, огромный вызов — и с технической стороны, и с художественной. Оценки нам будут давать уже зрители: что у нас получилось, а что — нет. Но я максимально сделал все что мог. И все остальные тоже выложились на 100 процентов.

Юлия: Вы знаете, я до сих пор пытаюсь все держать в руках — на всякий случай! (Смеется.) Потому что вот это ощущение: что если на секунду что-то выпускаешь, оно улетает… У меня все там было приклеено — весь грим, тушь, помада — на специальном скотче. Так что у меня в каюте был отдельный уголок с реквизитом. И да, пришлось осваивать профессии реквизитора и художника по гриму.

— Юля, вас сейчас часто называют бесстрашной. Сами себя такой считаете?

— Нет, я не считаю себя бесстрашной. Нам очень повезло с людьми, с нашим экипажем. Мы были спокойны, уверены, знали свои задачи, выполняли их. Туда летели с Антоном Шкаплеровым. И слаженные действия экипажа, нашего командира не давали нам поводов для волнения. Обратно мы летели уже с Олегом Новицким, и его уверенный голос, который опережал все рекомендации из ЦУП, не давал ни секунды, когда бы ты мог начать волноваться. Даже в моменты открытия парашюта, когда начинало нас крутить. Он заранее говорил, что нас ждет. Поэтому не было этого момента, чтобы было страшно…

Юлия Пересильд: «Я не считаю себя смелой!»

«ТАМ ЛЕТАЮТ НА УЖИН ДРУГ К ДРУГУ»

— Как прошла первая ночь в космосе? Как спалось?

Юлия: Мне очень понравилось спать в космосе. Я не думала, что это такое удовольствие. Тебе не нужно ни на что опираться, никаких следов от подушки не остается, ты идеально выглядишь. Ты прекрасно там засыпаешь. У нас в фильме есть такая фраза: «Час в космосе — как два на земле». Это абсолютная правда! Я там за четыре часа прекрасно высыпалась. Мне очень понравилось.

— А как проходила ваша адаптация в космосе?

Юлия: Хорошо — благодаря советам врача нашего экипажа. Он сказал, что если вы туда прилетаете и чувствуете: чего-то вам хочется, то это надо сразу делать. Например, вам хочется спать — значит, надо все отменить и лечь спать. Потому что если в первые сутки ты себя переборешь и заставишь что-то делать через силу, то потом будет только сложнее. Когда мы прилетели, сначала был инструктаж по безопасности, и я почувствовала, что меня практически вырубает. Открыла свою каюту и сразу уснула. Зато на следующее утро я чувствовала себя хорошо, и с каждым днем становилось все лучше и лучше. Может быть, в обычной жизни я, как человек сильный, заставила бы себя побороть это, но тут прислушалась к совету.

— Как вас встретили иностранные космонавты на МКС, какие были впечатления?

Юлия: Хорошие. Нас все приняли нежно и тепло, со всеми познакомились. Им интересно было, как мы снимаем фильм, как быстро мы адаптировались. Там все как большая космическая семья — никаких границ и разделения по странам. И на МКС есть такая интересная традиция, что космонавты раз в неделю летают на ужин друг к другу. Нас тоже пригласили. И было здорово. Это смешно и трогательно происходит. Потому что в гости идут со своим. Берут такой мешок, в который складываются консервы, они заранее греются. У них тоже на ужине своя еда. И вот так по кругу летает банка консервов, и каждый своей ложечкой пробует.

Клим: А мне было приятно, что в наш предпоследний вечер они посмотрели мой фильм «Салют-7». У них там большой экран, проектор, они смотрели с субтитрами, потом задавали вопросы. Им понравилось… МКС — это такой большой дом, где живет много национальностей, и они при этом летают, и это нормально.

— Скучали по домашней еде?

Клим: Да. Хотелось очень много любимых блюд! (Смеется.) Еда на станции хорошая, но земная, она свежее и ароматнее. Там есть и картошка, и грибы — там все есть, но там это другое. Ощущение земного ни с чем не сравнится…

Юлия: Я грустила по кофе и чаю. Потому что на станции, к сожалению, чай можно было попить только через пакетик. А мне хотелось пить из чашки.

Юлия Пересильд: «Я не считаю себя смелой!»

«БЫЛО ГРУСТНО ВОЗВРАЩАТЬСЯ…»

— Сколько в целом вы отсняли материала?

Клим: Порядка 30 терабайтов. Это много киночасов — около 30. А сколько этого будет в фильме потом… Минут 25-30, я думаю…

— Как считаете, финансовые затраты получится оправдать?

Клим: Почему нет? Кино способно зарабатывать большие деньги. У меня есть такие ожидания, что фильм окупится. Об этом говорит интерес не только мировой кинематографической общественности, но и простых людей, которые пишут нам в социальных сетях.

— Когда же ожидать выхода фильма на экраны?

Клим: Пока мы не знаем точную дату. Думаю, что фильм будет делаться до конца 2022 года. А дальше продюсеры вместе с прокатчиками выберут подходящую дату. Она, скорее всего, будет известна в начале следующего года.

— Как вообще оцениваете свой космический опыт? Довольны?

Юлия: Как ни странно, для меня всегда самое большое открытие — это люди. И в космосе тоже. Вообще все эти 12 дней и время, когда мы готовились до этого, были очень важными для меня. Космос — это чрезвычайно интересно, но каждый человек — это и есть самый большой космос. Для меня самое интересное было, как мы прожили эти 12 дней. Было и нам непросто, и ребятам с нами, но как-то мы смогли преодолеть все эти трудности и сложности. Каждая секунда была открытием. Взгляд в иллюминатор, первые наши пробы снимать кино, разговоры с космонавтами — это все были открытия… Лично мне было грустно улетать, потому что такое количество открытий на единицу времени нигде же не может больше произойти! Это все очень интересно!

Источник: mirnow.ru

Новое на сайте

Усиление под Олимпиаду: зачем Морозов вошёл в тренерский штаб танцоров Степановой и Букина

Известный тренер Николай Морозов будет принимать участие в подготовке...

«Не знал, что происходит»: экс-начальник тюремной больницы не признаёт свою вину

Бывший начальник туберкулёзной тюремной больницы (ОТБ-1) Саратовской области Павел...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас