Спорт«Надо напоминать о себе красивыми победами»: Шубенков о нудной...

«Надо напоминать о себе красивыми победами»: Шубенков о нудной реабилитации, желании побеждать и симпатии к Туктамышевой

Восстановление после травмы ноги было не самым приятным и лёгким, причём в большей степени из-за нудных тренировок. Об этом в интервью RT заявил Сергей Шубенков. По словам спринтера, сейчас он чувствует себя значительно лучше, но зимой выступать не планирует, чтобы как можно лучше подготовиться к летнему чемпионату мира в Юджине. Легкоатлет отметил, что по-прежнему мечтает о золоте Игр и постарается его добыть в Париже через три года, а также рассказал, почему переживает за фигуристку Елизавету Туктамышеву.

— Как прошёл первый тренировочный сбор после травмы?

— Несколько недель провели в Сочи, сбор уже подошёл к концу, скоро возвращаюсь в Барнаул, чтобы продолжить подготовку там. Пока это была такая пограничная работа между реабилитацией и базовыми тренировками, направленными на набор общей выносливости. Нога хорошо, зажила и сейчас не болит. Постепенно её нагружаем — всё больше и разнообразнее. Начинаю понемногу бегать и внимательно слежу за состоянием, не будет ли какого-то рецидива, какой-то боли, дискомфорта. Что могу сказать… ой, как это невесело и нелегко — восстанавливаться после травмы, даже такой не самой ужасной. Но я преисполнен оптимизма, думаю, что всё будет хорошо.

— Что далось тяжелее после Токио, физическое восстановление или психологическое?

— На самом деле психологически сложный период был перед Олимпиадой, а после уже было не так тяжело. А вот физически — непросто. Нога в ортезе, я с костылём. И так больше месяца. Это было прямо очень неприятно.

А потом, когда нога заросла, её нужно было постепенно закачивать, набирать мышечную массу вокруг сухожилия. Это делается очень нудными, до отвращения скучными тренировками с минимальной нагрузкой. К примеру, резинку закидываешь на ногу и сидишь наяриваешь ею, простите, полчаса или час. И эта рутина такое уныние навевала. А сейчас уже приходишь в зал, берёшь тяжелую штангу — и на душе веселее.

— Какие планы на следующее лето? Зимой, если я правильно понимаю, планируете только тренировки?

— Да, зимой выступать не буду. Буду навёрстывать в сезон. Хочется везде, хочется всего. Главное — в следующем году будет чемпионат мира в Юджине. И в связи с этим доставляют беспокойство новости о том, что очередная российская сборная не смогла попасть на какие-то соревнования в США — то визы не сделали, то прививки не признали. Неприятно и тревожно всё это читать, скажем прямо. Там ведь, чтобы получить американскую визу, нужно в Турцию лететь чуть ли не прямо сейчас, чтобы к лету всё было готово.

Так что я очень надеюсь, что наше руководство держит руку на пульсе и у нашей команды с этим всё будет хорошо. Будут ещё этапы Бриллиантовой лиги, в которых тоже хочется участвовать. Это, конечно, не масштаб чемпионата мира, но тоже крутые соревнования. Конечно, хочется всё выигрывать, но пока приоритет — это нога. Важно не перегрузить её именно сейчас, потому что придёт время больших нагрузок, и к этому нужно подойти очень аккуратненько и с умом. Повторюсь, прямо сейчас чувствую себя хорошо и надеюсь, что так и будет дальше.

Чемпион мира в беге на 110 м с барьерами россиянин Сергей Шубенков рассказал подробности о своей травме, из-за которой он снялся с…

— У врачей есть какие-то опасения по поводу ноги?
— С ними всегда очень интересно, у каждого своё мнение. Бывает, один врач что-то посоветует — например, укол какой-то сделать. А я уже думаю, нужно ли мне это или не нужно, и хочется получить второе мнение. А у второго врача взгляд полностью противоположный. Значит, нужно уже третье мнение. И так по кругу. Я ещё в 2019 году, когда мучился с коленом, понял, что лечиться, особенно за деньги, можно вообще бесконечно. Тогда дошло до того, что мне пришлось сказать: да, колено у меня ещё болит, но я лечиться уже больше не могу. Я хочу уже тренироваться, готовиться. Но сейчас не так, всё идёт своим чередом.

— Судя по вашему оптимистичному настроению, карьерные планы простираются до Олимпиады в Париже?

— Да, надо в олимпийский цикл вписываться, раз уж я решил, что остаюсь в спорте. Я выиграл уже всё, кроме Олимпийских игр, так что этот пунктик надо закрыть. Да и довольно много времени прошло с тех пор, как я что-то выигрывал, и, кажется, про меня даже начали немножко забывать (Улыбается.). Значит, надо о себе напоминать регулярно. А это можно сделать только красивыми победами.

— Сами-то по золотым медалям тоже, наверное, соскучились?

— Не столько по медалям, сколько по соревнованиям в целом. Медаль — это приятное следствие. А главное всё-таки то, что я очень люблю соревноваться. Мне нравится это ощущение, когда у тебя всё хорошо, форма набрана и чувствуешь себя ловким, смелым, сильным и умелым. Когда сил вагон и кажется, что ты можешь всё. Вот зрители, вот соперники — обгоняй не хочу. Обожаю эту атмосферу! Получится или не получится — это другой вопрос. Но если получается — это очень круто! Так что да, я люблю старты, люблю крупные турниры и люблю на них побеждать.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sergey Shubenkov (@sergey.shubenkov)

— Вы могли закрыть свой пунктик ещё на Олимпиаде в 2016 году, но российских легкоатлетов туда не допустили. И до сих пор ситуация так и не разрешилась до конца. Но исполняющая обязанности президента ВФЛА Ирина Привалова возлагает большие надежды на март следующего года, когда World Athletics в очередной раз будет поднимать вопрос о восстановлении отечественной федерации в международной легкоатлетической семье. Верите в благополучный исход?

— Знаете, большую часть своих надежд я оставил в 2016 году. Это был самый страшный год, когда нас вообще никуда не пустили. А еще какие-то остатки надежд были потеряны в 2019—2020 годах. Я, конечно, как безнадёжный, законченный оптимист, всегда надеюсь на лучшее, но уже не верю, что эта ситуация разрешится в нашу пользу в скором времени. Просто не вижу к этому предпосылок. С нашей стороны есть какое-то стремление, но отклика оно, кажется, не находит.

Я, если честно, уже и не слежу за новостями особо, отстранился и просто тренируюсь, стараюсь показывать результаты, хоть и с переменным успехом. Но думаю, что пока РУСАДА будет под санкциями (а это декабрь следующего года), ничего не изменится.

— Не появлялось ли за эти годы, когда то на одни соревнования не пустили, то на другие, желания повесить шиповки на гвоздь?

— Нет, не появлялось. Потому что никогда не было ощущения тотальной безнадёги. Процесс всё-таки идёт, хотя и очень вяло. Постоянно находятся какие-то нестыковки, которые не позволяют восстановить ВФЛА в World Athletics. Надеюсь, что когда-нибудь это закончится.

— Отвлечёмся от лёгкой атлетики. Знаю, что во время сборов в Сочи вы посетили этап Гран-при по фигурному катанию. Как впечатления?

— Потрясающе! Первый раз на таком мероприятии побывал. У меня ведь обычно мало возможностей посмотреть крупные соревнования вживую. Да что говорить, я на лёгкую атлетику в качестве зрителя попал только, когда стал сам на Бриллиантовую лигу ездить. А до этого только смутно понимал, как то, что я делаю, смотрится со стороны. В любом случае, состязания на стадионе воспринимаются иначе, совершенно другое зрелище, нежели с экрана телевизора или компьютера. Так что всем рекомендую посещать арены и следить вживую.

Выступление Камилы Валиевой в произвольной программе последнего этапа серии Гран-при по фигурному катанию в Сочи вызвало восторг у…

— Кто больше всех понравился в Сочи, за кого болели?

— Камила Валиева, конечно, была вне конкуренции, но я сильно за Лизу Туктамышеву переживал. Я её очень уважаю за то, что она в таком солидном для фигурного катания возрасте всё ещё в строю, прекрасно выглядит и демонстрирует отличные результаты. Но я не знаю, что можно противопоставить этим 15-летним талантищам. Тем более в такой ситуации, когда одна уходит, а на её место тут же приходит ещё несколько.

— У Лизы, как и у вас, непростая история с Олимпиадами, и в этом сезоне у неё есть большой шанс наконец-то попасть на Игры.

— Да-да, я знаю, поэтому так за неё переживаю. Я и сам уже, видимо, считаюсь возрастным спортсменом, мне 31. Поэтому везде болею за старичков (Смеётся.).

— У вас подрастают двое замечательных детей, готовы отдать их в спорт? Лёгкая атлетика или фигурное катание?

— Спорт необходим для воспитания и полноценного развития детей, но станут ли они крутыми профессионалами — решать только им, хотя я бы их всячески к такому выбору подталкивал.

Вот про фигурное катание как раз на Гран-при размышлял: моему старшему сыну три года, и у него сейчас последний шанс пойти на каток, чтобы были какие-то серьёзные профессиональные перспективы. Говорят ведь, что если ребёнок в четыре года приходит заниматься, то уже поздно, считай, ветеран. И вот мучился я этой мыслью. Но решил, что это всё-таки очень тяжёлая история, и я боюсь ребёнка поломать этим. Мне кажется, ещё не стоит метить в профессиональный спорт в столь раннем возрасте. Жалко его.

Но вообще я мечтаю, что мои дети сделают что-то такое, чем я смогу гордиться. Не обязательно в спорте. Но пусть это будет что-то крутое и классное!

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sergey Shubenkov (@sergey.shubenkov)

Источник: russian.rt.com

Новое на сайте

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас