Шоу-бизнесАлександр Зацепин: «Пугачева поставила меня в глупое положение»

Александр Зацепин: «Пугачева поставила меня в глупое положение»

«Мне для жизни нужны кислород и еще работа. Одного кислорода маловато», — говорит композитор.

Десятки кинофильмов, большинство из которых стали классикой, сотни популярнейших песен. Казалось бы, кто, как не он, достоин почивать на лаврах?

Тем не менее ни минуты покоя. Александр Зацепин и в 96 не собирается жить одним лишь славным прошлым. «Есть только миг, за него и держись…» Он и держится.

Прошлый год у легендарного композитора был юбилейным — маэстро отметил 95-летие. Но из-за пандемии отметить эту дату как следует не удалось, и большая часть юбилейных мероприятий пройдет в этом году. Но самое главное — Александра Сергеевича и в таком солидном возрасте трудно назвать пенсионером. Он продолжает работать, пишет музыку для мюзиклов и фильмов. Ну а нам юбиляр рассказал о том, что уже стало историей: как вместе с поэтом Леонидом Дербеневым он создавал хиты, как работал с режиссером Леонидом Гайдаем, как конфликтовал с Аллой Пугачевой. Ну и поделился творческими планами…

«КИНО СЕЙЧАС – СПЛОШНОЙ СЕРЫЙ СЕРИАЛ»

— Александр Сергеевич, вы много лет работали в паре с Леонидом Дербеневым. И у вас сложился отличный тандем: столько хитов вместе написали — около ста!

— Да, я почти всю жизнь проработал с Леонидом Дербеневым. Он — один из редких поэтов, который мог писать слова на музыку. Обычно же сначала пишутся стихи, а потом к ним создается музыка. А он мог делать наоборот. Да и я так привык работать. Леонид мне всегда говорил: «Ты только не пиши такую музыку, на которую можно лишь слова «ай лав ю» придумать! Не надо нам коротких вариантов. Как я могу в три слова что-то уложить?!» Хотя у нас были с ним хиты, где в припеве звучало как раз всего несколько слов. Например, Алла Пугачева пела: «Так же, как все, как все, как все!..» Он все делал так, как надо. Знаете, как мы с ним работали? Леонид меня просил записать кассету с сочиненной музыкой, чтобы там было десять куплетов сразу. Я предлагал ограничиться тремя, на что он мне отвечал: «Ты же знаешь, я работаю по-другому: включаю магнитофон, хожу по комнате взад-вперед — и тогда ко мне приходят какие-то идеи. Нужно, чтобы подольше музыка звучала». Когда не стало Леонида Дербенева, я хотел работать с Ларисой Рубальской, но она мне сказала, что не может писать именно под музыку. И много поэтов этого не могут.

— Ну а сейчас вы больше пишете мюзиклы. Где их можно увидеть?

— Мюзикл «31 июня» идет сейчас в Санкт-Петербурге в театре «Карамболь», там же идет «Тайна третьей планеты», и она идет еще в Новосибирске в Музыкальном театре. Еще в театре Нонны Гришаевой (Московский областной государственный театр юного зрителя. — Ред.) идет «Иван-царевич и Серый Волк». Я видел одноименный мультфильм, и мне очень понравился сюжет и то, что эта сказка происходит в наше время, когда герои могут быть со всеми современными атрибутами, с мобильными телефонами. И они замечательный поставили спектакль, у них все время аншлаги. Сейчас для них тоже я готовлю «Тайну третьей планеты» — новый вариант. И еще мюзикл «Айвенго». Кроме того, я продолжаю работать над музыкой к мультфильму для детей «Оранжевая корова» (первые серии детского анимационного сериала вышли четыре года назад. — Ред.). Я, конечно, привык работать, когда есть материал, под который нужно писать. Когда есть возможность знать героев, видеть их лица, изображения, а не просто так, абстрактно, а то музыка может не совпасть с изображением. Музыка в кино — это прикладная история. Она должна соединяться с картинкой, с игрой актера, сюжетом, а не просто «лишь бы музыка была»…

— Вы написали множество кинохитов. А как к современному кино относитесь?

— Понимаете, я работал с такими режиссерами, которые мне очень нравились, и мне интересно с ними было работать. Леонид Гайдай, Михаил Калатозов и так далее… Сейчас я не вижу музыкальных фильмов — их просто не снимают. И комедий эксцентрических не делают. Почему-то немного это приостановилось, и не только в нашей стране. Если взять французские фильмы 1950-1960-х годов — это действительно были интересные картины. А сейчас это все напоминает какой-то сплошной серый сериал, который смотреть и скучно, и грустно. Там есть фон и одни диалоги — и больше ничего… Но это на мой взгляд…

«ВСЕ ОБИДЫ МЫ ДРУГ ДРУГУ ПРОСТИЛИ»

— Вам больше нравилось работать для кино или писать песни для эстрадных исполнителей?

— В кино было больше свободы. Такую песню, как «А нам все равно», просто так по радио никто бы не разрешил петь. А в кино она смогла пройти. Или про «Остров невезения», где все хорошо, но если чуть-чуть изменить, будет еще лучше… Помню, как одну песню, которую записала Алла Пугачева, я принес на радио, и мне редактор говорит: «Ой, она так поет по-западному, и аранжировка такая не наша!» На что я просто ответил: «Хотите — берите, хотите — нет, а я переделывать не буду!» — и ушел. Песню в итоге взяли.

— Кстати, об Алле Борисовне. Почему же такая закономерность: практически все композиторы, подолгу работавшие с Пугачевой, с ней перессорились? Шаинский, Паулс, вы…

— Про них я не знаю.

— А вы так сильно обиделись на этого Горбоноса?

— Она поставила меня в глупое положение. (Речь, если кто не знает, о фильме «Женщина, которая поет», музыку к которому писал Зацепин и в котором неожиданно появились три песни авторства Аллы Пугачевой. — Ред.). Но сейчас я не хотел бы об этом говорить, прошло время, все обиды мы друг другу простили.

— Может, и не стоило обижаться? Отнеслись бы снисходительно.

— Ну не знаю. Вот вы написали бы музыку, и вдруг у вас несколько песен вынимают и ставят какого-то Горбоноса. Без вашего на то согласия. В титрах фильма будет написано: «Музыка Зацепина и Горбоноса». А в Союзе композиторов могут сказать: Зацепин кого-то протаскивает или, не дай бог, что этот Горбонос платит мне деньги… И зачем мне это нужно? Если бы она сказала, что песни ее, дело другое. А так какой-то Горбонос, которого и знать-то никто не знает…

— И после этого все, разошлись как в море корабли?

— Нет, как-то написал песню, встретился с ней, показал мелодию. «Да, мне нравится, — говорит. — Филипп, перепиши». Прошел год. «Алла, — спрашиваю, — ну что, ты с этой песней что-то сделала?» «Да нет, я сейчас не пою, мне не до этого, некогда». — «Ну так, может, я это как-то использую?» — «Ну возьми, забери». На этом кончилось.

— Второй такой музы у вас не нашлось?

— Нет. Была еще Анциферова Таня… Ну а потом Паулс, например, не пишет песен, Тухманов — тоже. Ну и я хочу уже балет написать. Песнями пусть молодые занимаются.

— Скажите, а в вашей жизни случалось, что вы отказывались от работы?

— Да, у меня было несколько случаев, когда я отказывал. Даже Леониду Гайдаю. Он готовился к съемкам фильма «Опасно для жизни» (с Леонидом Куравлевым и Татьяной Кравченко в главных ролях. — Ред.) и предложил мне стать композитором фильма. Но когда прочитал сценарий, я сказал: «Леня, я не знаю, что писать. Здесь не совсем понятно», — и отказался. А Гайдай тогда взял Максима Дунаевского. Мое решение никак не повлияло на нашу дальнейшую работу с Леонидом, потом мы снова продолжили с ним работать, как и прежде. Интересно же писать не для того, чтобы заработать деньги и сделать какую-то халтуру, а получить еще и какое-то удовлетворение. И знать, что у тебя получилось так, как надо. Хотя в кино были случаи, когда режиссер пытался настоять. А тот же Гайдай — он никогда не ограничивал, только мог иногда сказать: «Пиши современную музыку — хотя я ничего не понимаю в ней, но это нужно!» А еще был случай, когда один режиссер пригласил к себе, дал послушать музыку и сказал, что хочет такую же. На что я ответил: «Тогда этого композитора к себе и приглашайте!» — и не стал с ним работать…

— А сейчас хотели бы принять участие в каком-нибудь кинопроекте?

— Сейчас у меня есть предложение по одному фильму, пока этот вопрос решается. Сначала продюсер хочет сделать четыре серии, а потом — полный метр. Это анимационный фильм. Им понравились мои наброски — я им написал кое-что. И сейчас они сделают 15-минутный пробный пилот. На сто процентов я не могу сказать, что и когда это будет, но за дело взялись серьезно, заключили договор. Так что будем работать…

Источник: mirnow.ru

Новости дня

Пока Европа бьется о потолок, Британия обеспечивает свою энергобезопасность

Ограничение цен на российскую нефть введут в декабре. Но это не точно — слишком много разных хотелок ...

Наталья Громушкина: «Хотите, чтобы я была стервой? Получите!»

Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН VK.новости G.новости ...

Спектакль Семененко и безупречность Муравьёвой: чем запомнились короткие программы фигуристов на этапе Гран-при в Перми

Софья Муравьёва выиграла короткую программу на этапе Гран-при России по фигурному катанию в Перми. Ученица Евгения Плющенко выдала идеальный...

Пол Робертс: Похоже, России не потребуется зимнее наступление, чтобы победить в конфликте

Продажные западные журналисты дают своим читателям абсолютно лживую информацию о ситуации на Украине ...

«Грады» по мирной инфраструктуре: ВСУ за сутки 35 раз обстреляли территорию ДНР

За последние сутки в результате обстрелов территории Донецкой Народной Республики со стороны украинских формирований погиб один человек, ранения получили...

«Использовать Киев по своему усмотрению»: как в НАТО спекулируют на теме возможного членства Украины в альянсе

Двери в НАТО для Украины по-прежнему остаются открытыми, заявил генсек альянса Йенс Столтенберг. По его словам, в этом можно...

«В ЕС уничтожена европейская традиция»: как в Москве отреагировали на призыв ЕП к Сербии ввести санкции против России

В ЕС от Европы осталась только географическая привязка к континенту, заявила официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Мария Захарова. Таким...

«Заслуживает жить в добрососедстве»: Лавров выразил уверенность в освобождении украинского народа от неонацистов

Украинский народ заслуживает жить в дружбе и процветании с другими славянскими народами, а не под властью неонацистских правителей, заявил...

В Днепре сегодня прогремело как минимум три взрыва

В Днепре сегодня прогремело несколько...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас