ПолитикаТурция размышляет над выходом из НАТО

Турция размышляет над выходом из НАТО

Готова ли Анкара развестись с Вашингтоном, чтобы дружить с Россией

Турция не увидела ни одного преимущества за 70 лет членства в НАТО, уверен обозреватель Cumhuriyet Мехмет Али Гуллер. Единственным аргументом в пользу участия в альянсе, по его мнению, является право вето в составе блока. Гуллер также призвал Анкару закрыть Черное море, Кавказ и западные ворота Центральной Азии для США и стать частью Большого евразийского партнерства.

«Турция должна разорвать связи с НАТО», — написал он. При этом, по его словам, выход из НАТО будет означать переход Турции к стратегическому партнерству с Россией и Ираном, а также интеграцию в «новый мир» через ШОС и БРИКС.

Гуллер уверен, что выход страны из альянса не только лишит США возможности контролировать политику Турции, а также помешает планам Вашингтона по превращению Черного моря в «озеро НАТО».

Как понимать подобные публикации? Очередной показательный «глас народа», которым Тайип Реджеп Эрдоган будет шантажировать США? Или такие настроения действительно сильны в Турции?

Неужели альянс действительно ничего не дал этой стране? Никаких преимуществ? Зачем тогда вступали, а главное — зачем состоят до сих пор?

— Преимуществ, конечно, было множество, — уверен доцент Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

— Это и сохранение независимости Турции от Советского Союза, и развитие вооружений, и, в конце концов, обеспечение безопасности внешних границ Турции от врагов. Так что членство в НАТО оказалось выгодным для Турции.

Анкара в свое время вступала в НАТО в первую очередь для защиты от Советского Союза. От планов Сталина по пересмотру восточных границ Турции. Понятно, что сейчас эта тема уже не актуальна, но безопасность Турции все равно находится под угрозой. Слишком много Эрдоган нажил себе врагов.

«СП»: — Голос Гуллера это голос общественности или отдельного эксперта? К этому мнению готовы прислушиваться власти?

— Действительно, ряд турецких граждан думает о том же. Что им не нужно НАТО, что им не нужны Соединенные Штаты. Турецкие власти к этим голосам не столько прислушиваются, сколько демонстративно показывают тем же американцам, чтобы набить себе цену. Турция не собирается выходить из НАТО.

Вашингтон тоже не собирается отпускать Турцию из НАТО, поскольку она является форпостом альянса на Ближнем Востоке, инструментом давления на южные границы России. Особенно сейчас, после украинского кризиса. Это уже не говоря о том, что из НАТО выходить нельзя по имиджевым причинам. Поэтому США готовы на многое для того, чтобы не допустить выхода Турции из НАТО. Однако это «многое» они не воплощают, поскольку Эрдоган и не собирается уходить из альянса.

«СП»: — А в каком случае Турция может захотеть выйти? Когда минусы от пребывания перевесят плюсы?

— В случае, когда Америка поставит их перед каким-нибудь очень жестким ультиматумом. Когда дальнейшее пребывание Турции в НАТО станет слишком затратным для Эрдогана с внутриполитической точки зрения.

«СП»: — Гуллер считает, что Турции необходимо стратегическое партнерство с Россией и Ираном, а также интеграция в «новый мир» через ШОС и БРИКС. То есть, выйдя из НАТО Турция обязательно переметнется к противникам альянса?

—Турция не самодостаточна сама по себе. У нее не хватает ресурсов для статуса великой державы, кроме того она находится в очень опасном геополитическом положении, на перекрестье интересов многих держав. Поэтому Турции, конечно, нужны союзники. И если этими союзниками не будут Соединенные Штаты, то их место займет Россия. Правда, для этого Турции необходимо будет отказаться от претензий на контроль за Крымом и населением мусульманских регионов Российской Федерации. Анкаре это делать не хочется, поэтому Америка пока приоритетный союзник.

— В июне 2022 года были опубликованы результаты исследования компании MetroPOLL, зафиксировавшие высокий уровень недоверия турецких респондентов к НАТО, — напоминает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— Причем высокая доля опрошенных с таким отношением к альянсу была зафиксирована как среди сторонников правящей Партии справедливости и развития (66,8%) и их партнеров из Партии националистического движения (70,3%), так и среди представителей ключевых оппозиционных сил, в том числе Народно-республиканской (62,4%), «Хорошей партии» (64,8%) и Демократической партии народов (66,7%).

Реджеп Эрдоган за прошедшие годы и сам неоднократно критиковал альянс по самым разным вопросам — от неготовности партнеров по НАТО поддерживать действия Анкары на сирийском направлении до недостаточной активности альянса в Черноморском регионе. Но добиваться выхода своей страны из этой организации Эрдоган явно не настроен.

«СП»: — Турция не увидела ни одного преимущества за 70 лет членства в НАТО, считает Гуллер. Реально? Совсем ни одного?

— Выигрышные стороны членства в НАТО для Турции, конечно, есть. Начиная с упомянутого самим Мехметом Али Гуллером права вето — что дает дополнительные возможности для политического торга с партнерами по альянсу. Кроме того, такое членство дает дополнительные надежды Анкаре на более масштабное военно-техническое сотрудничество с партнерами по блоку и новые возможности для поставок продукции собственного ВПК другим членам альянса. Хотя понятно, что надежды — не значит гарантии, вспомним те же споры Анкары с Вашингтоном по поводу поставок F-16 и включения в программу производства F-35.

«СП»: — Кто кому важнее: НАТО для Турции или Турция для НАТО? Что должно произойти, чтобы США решились исключить Турцию, или чтобы Турция сама решила выйти?

— Собственно, в Североатлантическом договоре не прописана процедура исключения из альянса, только добровольного выхода, о котором говорится в статье 13 данного документа. Кроме того, и географическое положение, и оборонный потенциал Турции слишком важны для тех же США, чтобы они начали по-настоящему выдавливать Анкару из альянса.

У Турции тоже нет объективных причин в обозримом будущем выходить из НАТО — разве что, при гипотетическом сценарии, когда такое членство автоматически втягивало бы страну в масштабный вооруженный конфликт, абсолютно противоречащий интересам турецкого руководства. Для аналогии можно вспомнить, как Шарль де Голль обосновывал свое решение вывести Францию из военной структуры НАТО необходимостью принять меры, чтобы его соотечественники «не оказались втянутыми в войну, к которой не имеют никакого отношения».

«СП»: — Можно ли говорить о том, что отношения НАТО и Турции сегодня на самом низком уровне за 70 лет? Проблема в личности Эрдогана? При новом президенте что-то изменится?

— Вряд ли можно сказать, что отношения Анкары с НАТО находятся на самом низком уровне в данный конкретный момент. Кризис вокруг Украины как раз усиливает заинтересованность западных игроков в сотрудничестве с Турцией.

Возможно, с неким новым президентом Турции США ведущим западным игрокам было бы проще, чем с Эрдоганом. Встречи американского посла США в Турции Джеффри Флэйка с лидерами оппозиции отчасти могут свидетельствовать о подобных надеждах Вашингтона, а не просто о намерении всесторонне изучить ситуацию в стране. Также можно вспомнить, как весной глава турецкого МВД Сулейман Сойлу обвинял оппозиционную Народно-республиканскую партию, что ее представители отправляли одно из совместных заявлений противников Эрдогана на согласование «в одно из зарубежных посольств» (причем, как предположили некоторые турецкие СМИ, речь шла о посольстве ФРГ).

Но стоит помнить, что партнер с таким оборонным, военно-техническим, демографическим, транзитным потенциалом, как Турция, по определению вряд ли будет удобным и согласным на любые условия. Те же противоречия между Афинами и Анкарой будут только добавлять проблемных моментов для работы тех же США с Турцией и для ситуации внутри НАТО. То есть, чтобы турецкий президент был максимально беспроблемен для тех же США, это должен быть политик, находящийся «на коротком поводке» (например, за счет каких-то рычагов воздействия на него лично). Но далеко не факт, что такой человек в данных условиях продержался бы во главе Турции долго.

«СП»: — По словам Гуллера, выход из НАТО будет означать переход Турции к стратегическому партнерству с Россией и Ираном, а также интеграцию в «новый мир» через ШОС и БРИКС. Означает ли? Или Турция самодостаточна сама по себе?

— Собственно, многие факторы, создающие проблемы в отношениях Анкары и Вашингтона, будут делать Турцию сложным партнером и для Москвы. Причем Россия находится географически ближе к Турции и обладает меньшими финансовыми возможностями, чем США, что потенциальных сложных моментов в ее отношения с Анкарой только добавит. Но это не отменяет вероятности вполне результативного прагматичного диалога Москвы и Анкары и в будущем.

Источник: svpresa.ru

Новости дня

Станет ли Шотландия британским Донбассом

Лондон запугивает Эдинбург украинским сценарием в случае выхода из состава Великобритании ...

Дело Украинского: ЦРУ открывает «сезон охоты» за российскими гражданами за рубежом

Русского мужика на днях вывезли из Таиланда по запросу Штатов спецбортом в Америку ...

Снизятся ли цены пропорционально «укреплению курса»? Нет!

Денег в России много, аж «засунуть» некуда ...

Стало понятно, кто деньги потеряет в ближайшее время

Финансистов обязали рассказывать клиентам об опасностях фондового рынка ...

Галкина обвинили в обмане

Дмитрий Дибров прозрачно намекнул на то, что Максим Галкин, который уехал из...

«Воздействовать на микробиом»: как вирусы денге и Зика привлекают комаров — переносчиков этих инфекций

Команда учёных из Китая и США выяснила, что вирусы денге и Зика меняют запах кожи инфицированных людей и животных....

Американские Himars ударили двумя ракетами по ЛНР

По ЛНР нанесён удар американскими...

На острове Змеиный зафиксированы очаги пожаров

На острове Змеиный зафиксированы пожары....

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас