Экономика«Много политики и мало экономики»: замглавы Минэнерго Сниккарс —...

«Много политики и мало экономики»: замглавы Минэнерго Сниккарс — о попытках ЕС отказаться от российских нефти и газа

Попытки Европы отказаться от энергосырья из РФ могут очень дорого обойтись странам региона, однако руководство ЕС в этом плане пользуется больше политическими соображениями, нежели экономическими. Об этом в эксклюзивном интервью RT на полях ВЭФ рассказал заместитель министра энергетики страны Павел Сниккарс. Он отметил, что на фоне ажиотажного повышения мировых цен на углеводороды россиянам не стоит ожидать такого же удорожания электроэнергии, как в Евросоюзе. По его словам, в России стоимость электричества для рядовых граждан контролируется государством, а для промышленности действующая рыночная модель также исключает вероятность ценовых шоков.

— Сегодня одна из самых обсуждаемых тем на мировом энергетическом рынке — это энергокризис в Европе. На фоне стремительного удорожания углеводородов стоимость электроэнергии в регионе за год увеличилась более чем в пять раз и в августе обновила рекорд. Возможно ли в России повторение подобного сценария?

— Если мы будем говорить об энергоснабжении населения, то в России действуют абсолютно другие принципы ценообразования. У нас в рамках социальной ориентированности государства уровень цен на электроэнергию льготируется в зависимости от себестоимости и устанавливается правительством. В целом он соответствует параметрам инфляции, определённым в прогнозе социально-экономического развития. Поэтому для россиян европейский сценарий точно невозможен.

Что касается так называемых прочих потребителей, то у нас в этом случае тоже работает абсолютно другая модель. Напомню, в центральной части России и Сибири действует рыночное ценообразование, в то время как Дальний Восток сейчас находится в неценовой зоне — стоимость электроэнергии для промышленности здесь определяется государством, хотя в настоящий момент обсуждается интеграция региона в энергорынок.

Тем не менее в России модель рынка устроена так, что какие-то резкие ценовые шоки у нас невозможны. Например, даже недавнее удорожание угля в большей степени ударило по себестоимости и экономическим результатам энергокомпаний, но не нашло отражения в ценах на электроэнергию. То есть колебания цен существуют, но они находятся в нормальных параметрах — и таких скачков, как в Евросоюзе, в России произойти не может.

— Для экономии энергии страны ЕС договорились снизить её потребление на 15%, а в ряде городов уже начались отключения подсветок административных зданий, воды в офисах и школах, а также вводится регулирование температуры в ряде помещений. Насколько эти инициативы действительно могут оказаться полезными с точки зрения экономии и влияния на цены?

— Экономика электроэнергетики зависит от оптимальности режима работы. То есть если вы загружены не так высоко и всё работает на сниженных параметрах, то у вас низкая экономическая эффективность. Это, бесспорно, должно находить отражение в цене. Однако у меня нет однозначного ответа, насколько эти инициативы действительно окажутся полезными. В ЕС же считают, что это как-то облегчит им жизнь.

Возвращаясь к России, повторю, что у нас всё совершенно по-другому. Тут есть ГОСТы, установленные стандарты температуры в жилых помещениях, и мы обязаны их соблюдать. Наша основная задача — обеспечить надёжное и качественное энергоснабжение страны и граждан в первую очередь. Если Европа готова отказаться от части комфортного проживания в угоду определённой экономической и топливной экономии, то это их выбор.

— Ранее председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что Евросоюз планирует инвестировать €300 млрд в развитие зелёной энергетики на фоне отказа от российских энергоресурсов. Сможет ли ЕС полностью заместить российское энергосырьё за счёт альтернативных источников энергии в обозримом будущем? Как зелёный переход может сказаться на экономике объединения?

— Во-первых, говоря об энергии, вырабатываемой с помощью солнца или ветра, стоит помнить, что этот природный ресурс не имеет гарантированную форму. Поэтому для того, чтобы обеспечить необходимый объём электроэнергии, надо построить большее количество генерирующих установок и сопутствующей инфраструктуры, чем нужно, например, при добыче угля или газа, возведении АЭС или ГЭС.

Во-вторых, есть масса технологических аспектов, связанных с сохранением жизнеспособности работы такой энергосистемы. И мне кажется, что в этом плане у наших европейских коллег будут большие сложности с наращиванием серьёзных объёмов ВИЭ (возобновляемых источников энергии. — RT).

В Германии, например, порядка 40% электроэнергии генерируется с помощью ветра. А если вдруг параметры ветра снизились, кто заместит эту выработку? Ветер не дует — свет выключили. Нельзя готовить пищу, отапливать дома. Поэтому, по моей экспертной оценке, полностью отказаться от традиционных энергоресурсов в ближайшее время они не смогут.

В ЕС при этом уже утвердили соответствующий план и пытаются идти в данном направлении, но опять-таки всё упирается в вопрос экономической целесообразности. Ведь речь идёт о дополнительных инвестициях и дополнительном росте цен, который даёт возможность инвестору окупить вложения в строительство генерирующих установок. Однако экономика не может себе позволить эту цену, население не готово её оплачивать.

Поэтому в ближайшее время отказ от углеводородов будет очень дорого стоить Европе. На мой взгляд, это не совсем эффективно, но здесь слишком много политики и мало экономики.

— Европа неоднократно призывала Россию к энергетическому переходу. Продолжит ли правительство развивать это направление в текущих условиях?

— Президент поставил задачу перейти к низкоуглеродной нейтральности к 2060 году, и мы движемся к этой цели. Тем не менее наши шаги должны быть эволюционными — нужно учитывать технологические возможности и экономическую целесообразность. То есть играть в панацею и просто поднимать шум вокруг модной темы — это крайне неэффективно и вредно для экономик определённых стран.

Между тем у России есть некоторые коммерческие преимущества в данном направлении. Дело в том, что у нас уже очень низкоуглеродный баланс в части выработки электроэнергии. Около 40% всей электроэнергии в стране вырабатывается на низкоуглеродных источниках — это атомные и большие гидроэлектростанции. Есть у нас и объёмы, вырабатываемые на энергии ветра и солнца, но они носят не такой масштабный характер, как в Европе. Мы в этом отношении пытаемся искать золотую середину в плане надёжности и качества электроэнергии.

Часто звучит вопрос, зачем нам вообще заниматься возобновляемой энергетикой. Нам кажется, что наша страна достаточно могучая и великая, поэтому мы должны обладать всеми технологиями выработки электроэнергии. В том числе и возобновляемой.

— С 2024 года должен заработать общий рынок электроэнергии России и Белоруссии. Для чего в принципе необходима эта инициатива? Как она должна отразиться на экономиках и гражданах обеих стран?

— Инициатива предусмотрена в рамках Союзного государства. Речь идёт об интеграции сфер экономики и максимальном сближении законодательств двух стран. Это позволит убрать некоторое конкурирование в правилах и подходах.

То есть по итогу наши правила торговли электроэнергией будут максимально приближены к правилам в Белоруссии. Коллегам для этого нужно много что ещё сделать. Россия достаточно сильно продвинулась в плане технической готовности к конкурентному ценообразованию на рынке электроэнергии, мы готовы делиться своим опытом.

— Стоит ли ожидать создания общих рынков с другими странами СНГ?

— Часть стран СНГ входят в Евразийский экономический союз. Помимо России и Белоруссии, это Армения, Киргизия и Казахстан. В рамках этого объединения уже принято решение о единой торговле электроэнергией начиная с 2025 года. То есть это не полноценный рынок электроэнергии. В нём будут определённые ограничения по торговле перетоками в зависимости от пропускной способности сети. С Белоруссией при этом планируется более глубокая интеграция систем электроэнергетики.

Источник: russian.rt.com

Новости дня

Сладкой жизни не будет

Сахара в России произведут много, но спекулянты могут снова устроить дефицит ...

Украина оставит Европу без остатков российского газа

На фоне разрушения «Северных потоков» Нафтогаз решил повысить ставки, но это закончится перекрытием транзита ...

Киркоров станет звездой театра?

Король эстрады заявил о намерении стать королем классической сцены. В то время...

Два сценария: что говорили о возможном возвращении на международную арену в рамках форума «Россия — спортивная держава»

Олимпийский комитет России готовится к двум вариантам развития событий, связанных с отстранением отечественных атлетов от международных соревнований, заявил президент...

Неожиданная развязка: как «Спартак» забил три мяча за 16 минут и разгромил «Зенит» в Кубке России

«Спартак» на своём поле крупно обыграл «Зенит» в третьем туре группового этапа Кубка России по футболу. Игра завершилась со...

Поход Аскарова за поясом и испытание для Олейника: самые ожидаемые бои с участием россиян в октябре, помимо UFC 280

Аскар Аскаров поборется с Брэндоном Ройвалом за звание первого претендента на титул в наилегчайшем весе UFC, а Ислам Мамедов...

Джо Байден про «СП-2»: «Мы положим этому конец»

Атака на балтийские газопроводы убивает перспективы диалога по Украине ...

«Создаёт огромные риски»: чем ситуация вокруг системы газопроводов «Северный поток» может угрожать экономике Германии

В сентябре годовая инфляция в Германии впервые более чем за 70 лет ускорилась до 10%. В условиях стремительного повышения...

«Уничтожены до 80 боевиков»: в Минобороны России сообщили о высокоточных ударах по лагерю иностранных наёмников

В результате удара ВКС по позициям подразделений иностранных наёмников уничтожены до 80 боевиков. Об этом сообщил официальный представитель Минобороны...

«Должен быть результат»: почему в сенате США выразили недовольство эффектом от антироссийских санкций

Рестрикции, которые вводит администрация США против России, не дают ожидаемого эффекта. К такому выводу пришли члены комитета по иностранным...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас