Спорт«Подрались бы на поле уже, что ли»: Билялетдинов о...

«Подрались бы на поле уже, что ли»: Билялетдинов о матчах сборной России, работе Галактионова и проекте «Футбол в школе»

Если команда регрессирует даже с точки зрения мотивации, то стоит задуматься о смене наставника. Таким мнением поделился в интервью RT Динияр Билялетдинов. Он считает, что даже на товарищеские матчи в сборной футболисты должны выходить с желанием победить. Бронзовый призёр чемпионата Европы 2008 года также объяснил, почему Сергею Пиняеву не стоит переходить в «Зенит», рассказал, насколько пристально следит за успехами «Эвертона» в АПЛ, и признался, что возит детей в школу ЦСКА, а не «Локомотива».

— Как давно вы участвуете в проекте РФС «Футбол в школе»?

— Получается, уже второй год. Стараемся объехать побольше регионов и пообщаться с детишками. Понятно, что они могут не захотеть связать свою жизнь с футболом. Но главное — вовлечь их в спорт. Это скорее социальная программа.

У нас, например, много мероприятий с ребятами с ограниченными возможностями. Мы проводим с ними время, играем. Это особенные детишки, но им тоже нужно выплёскивать свои эмоции. И мы помогаем им это сделать.

Второй момент — школьники, которые занимаются футболом в рамках проекта РФС. У всех очень разный уровень. Есть самородки, которые делают невероятные для своего возраста вещи. И это нивелирует недостатки в технике. Их по стране достаточно много. И хотелось бы, чтобы в каждом регионе для таких детей была специальная программа.

— А вы или РФС можете помочь им устроиться в футбольные академии?

— Здесь даже не в этом вопрос. В регионах следят за мальчишками и девочками, которые проявляют себя на турнирах. Но дальше они сами должны принимать решение, готовы ли менять своё место жительства. Поскольку это очень серьёзный шаг.

— Как вы смотрите на идею создания футбольной школы при РФС, куда могли бы поступать как раз талантливые дети из регионов?

— Для создания такого учреждения потребуется затратить титанические усилия для организации процесса. Кроме того, необходимо набрать тренерский штаб. Поэтому сложно со стороны оценивать такую идею. Но нужно отметить, что РФС работает на местах. Проводит семинары для учителей физкультуры и помогает встроить занятия футболом в образовательный процесс. Ведь наша задача всё же больше просто развивать ребят физически: их ловкость, координацию, другие качества. Они нужны не только атлетам, но и всем людям. От этого зависит здоровье нации.

В то же время в каждом регионе своя ситуация. Где-то всё можно наладить быстро, а где-то есть проблемы в инфраструктуре. Мы посетили разные города, многое видели. Но, как мне кажется, лёд тронулся. Сейчас происходят процессы, которых никогда раньше в нашей стране не было. Ведь уже около 1 млн детей прошли через наши уроки. Кроме того, футбол может стать круглогодичной историей для детей, если построить хорошие манежи для тренировок в минусовую температуру.

— Только за один день в Орске с вами позанимались порядка 300 ребят. Потратили много сил?

— Мы привыкшие. Всегда ездим на такие мероприятия с большим удовольствием. У меня общение с детишками происходит очень легко. Своих двое: 10 и 11 лет. Надеюсь, мальчишки, с которыми работали, сделают правильные выводы из нашего общения. Что-то отложится в головах.

— Не удивляет, что Алексей Гасилин из медиафутбола у молодёжи популярнее Александра Филимонова?

— Зато родители этих детей лучше знают нас. Нужен симбиоз. Ездили в Казань с блогером и президентом футбольного клуба Broke Boys Димой Егоровым. Все на него нападали. А мы были больше для взрослой публики. Но со временем дети понимают, кто и где выступал, какие трофеи имеет. И здесь в том числе происходит контакт между ребёнком и родителем.

— По словам Филимонова, это негативно сказывается на футболе, поскольку дети выбирают себе в кумиры людей, не сумевших заиграть на высоком уровне.

— Так оно отчасти и есть. Но суть не в этом. Нам нужно, чтобы они занимались футболом и спортом. Для меня порой непонятны некоторые вещи, которые делаются для привлечения молодёжи. Имею в виду контент. Время идёт вперёд. И мы ничего не можем с этим сделать. Но я понимаю на примере своих сыновей: затем всё встаёт на свои места. Два года назад, когда только зарождалась Медиалига, они следили за ней, знали все фамилии, но сейчас уже остыли.

— А что нравилось?

— Все эти блоги. У меня младший болел за 2DROTS, а старший — за «Амкал». Дома было настоящее противостояние. Но в то же время они ходят в академию ЦСКА и поддерживают армейцев, хотя я — железнодорожник до мозга костей.

— Почему так вышло?

— Из-за логистики. Все родители должны понимать: несмотря на спорт, нельзя забывать про школу, уроки. Ребёнок не должен проводить много времени в транспорте. Это потом так или иначе повлияет на всё. Поэтому мы приняли решение в пользу армейской академии.

Когда сыновьям было пять-шесть лет, хотел попробовать возить их в «Локомотив». Но полтора часа туда и столько же обратно — очень тяжело. А сейчас у нас дорога занимает десять минут в одну сторону, это совсем другая история. Они заразились ЦСКА. Для них это эталон. А для меня как футболиста не так важно, за кого они болеют. Главное, ребёнок занимается делом, которое ему нравится.

— Согласны, что уровень российского футбола сегодня сильно упал?

— Я бы сказал, скорее усреднился.

— В чём причина?

— Как мне кажется, у нас слабый тренерский институт. Мы больше обращаем внимание на селекцию, а не на воспитание своих футболистов. К нам приезжают иностранцы и сразу выделяются на фоне россиян. Да, Москва и Санкт-Петербург стоят особняком. А в регионах ребята часто сами «доезжают», что должны делать на поле. А у кого не получается — бьются и ничего не достигают.

— Дело только в тренерах?

— Ну почему же. Это и инфраструктура, и общее количество ребят, занимающихся футболом. Некоторые команды создаются из двух возрастов, поскольку из одного просто не набираются.

— Многие винят в сложившейся ситуации агентов?

— И они тоже прикладывают руки. Но эти люди преследуют различные интересы: не только свои, но и футболиста, его семьи или клуба. Как бы это странно ни звучало, но у команд есть пул агентов, которые работают только на них.

— При этом вы к услугам посредников не обращались.

— У меня был один агент, который помог переехать в Англию. А так в большинстве своём я работал один. Но это время прошло. Мне кажется, сейчас все дети, выпускающиеся из академии, уже имеют своего представителя. И он помогает им оказаться в команде. У других свой путь, но сегодня недостаточно перспективный.

— Согласны, что после Евро-2008 у нас так и не появилось поколения такого же уровня?

— Всё нужно оценивать вкупе. Мне кажется, просто периодически происходят вспышки в поколениях. Но и у нас не было футболистов уровня Александра Мостового или Валерия Карпина.

— При этом та сборная добилась большего.

— Да, но если брать индивидуальное мастерство, они были сильнее. У нас же получилось взять бронзу, после этого на футболистов из команды стали по-другому смотреть и звать в Европу. Однако всю карьеру провести в чемпионате топ-уровня сейчас тяжело.

— Почему?

— Мир меняется. Сегодня в команде нет разделения на стариков и молодёжь. Если приходит талантливый, но юный парень, он по-другому себя ведёт. Не так, как мы раньше. Для него нет авторитетов, иные жизненные ориентиры.

Мне никогда не было сложно собрать все манишки после тренировки, даже когда я стал чемпионом России. И в раздевалке «Локомотива» вёл себя тихо, потому что были Дмитрий Лоськов и Сергей Овчинников. Сейчас такого нет. Время ушло вперёд. И к футболистам нужно искать другой подход. Это, кстати, тоже проблема.

— Но разве не правильно вернуться к прошлому?

— Моё мнение: каждый футболист обязан с уважением относиться к тренеру. Но авторитет должен быть и у костяка: шесть-семь человек, которые отвечают за атмосферу в коллективе. Это ребята с опытом, умеющие добиваться результата. Кроме того, есть вещи, которые нельзя совершать по отношению к более взрослому поколению. Я воспитан так, что незнакомому человеку старше никогда не скажу «ты». А с этим сейчас большие проблемы. Нужно как-то воспитывать детей в семьях. Это глобальная проблема. И в школе, и в университете.

— Сборная России испытывает проблемы в товарищеских матчах. Почему подопечные Валерия Карпина никак не могут победить?

— Я не знаю. Мы уже провели много спаррингов. Мне кажется, на один матч любой коллектив можно настроить. Это не длительная дистанция, не группа, когда тебе нужно два года пахать ради выхода на Евро или чемпионат мира. Тут скорее вопрос в мотивации и подходе к встречам. Если Камерун будет заряжен на победу, нам придётся непросто: они сейчас больше в тонусе, играют в Европе. Но и у российских футболистов тоже должно что-то просыпаться. Они же в сборной! Помню свои ощущения, когда надеваешь майку национальной команды. Это невероятные эмоции!

«Подрались бы на поле уже, что ли»: Билялетдинов о матчах сборной России, работе Галактионова и проекте «Футбол в школе»

— Говорят, Валерий Карпин не справляется с совмещением в «Ростове». Смена наставника может помочь?

— Возможно. Я не выступаю против Карпина и его работы. Но если видна тенденция и команда идёт по угасающей в плане даже мотивации, то стоит задуматься почему. Футболисты, которые выступают в товарищеских матчах, должны быть настроены на победу. Другого выбора нет. Они обязаны это делать в том числе для себя — для карьеры, репутации, семей. А в итоге выиграть не получается, радости нет. Мы выступаем, но это несмотрибельно, неинтересно. Нет накала. Подрались бы на поле уже, что ли!

— Как будто приезжают для галочки…

— Не думаю. Всё-таки в последний раз собрали 49 человек. Я любил приезжать в сборную: и по юношам, и на товарищеские матчи. Была большая ответственность за герб, флаг. Может, сейчас всё наладится? Мы, конечно, в связи с результатами критикуем команду. Но каждому в голову не залезть. Тут нужен глобальный подход на эти встречи. Я считаю, что они важны. И если какой-то спарринг получит одобрение публики — пусть даже проиграем, но будем действовать самоотверженно, — то уныние пройдёт. Оно нам как раз не нужно в сегодняшней ситуации. Необходим положительный всплеск. И футболисты его могут дать, от них его ждут, но пока не получается.

— Вы, кстати, о карьере тренера не задумывались?

— Я сейчас учусь, получаю лицензию. Всё непросто, много работаю на компьютере с программами.

— Уже есть план на будущее?

— Сначала нужно доучиться, понять, что к чему.

— Но тот же Роман Широков уже работает.

— Он постарше. Кроме того, долгое время был в управлении «Сатурна», всё знает. Мне же нужно научиться систематизировать имеющиеся знания. Я не любитель кого-то копировать. Хочу привнести что-то своё.

— Кто из российских тренеров по подходу вам ближе?

— Если говорить про результат, то это Сергей Семак. И мы ничего с этим не сделаем. У команды грандиозные ресурсы. А тренер — заложник подбора футболистов и финансирования. Есть какие-то идеи у Сергея Юрана. Они могут с таким же успехом сработать в «Зените», где совсем другой ресурс по сравнению с «Пари НН».

— Вы видите Юрана в топ-клубе?

— У него такой характер, что может выстроить работу везде. Правда, в каждом клубе есть вещи, с которыми сталкиваешься впервые. С другой стороны, мы видим, как Андрей Талалаев поработал с «Торпедо», «Ахматом», «Химками». А есть те, кто сидит без дела.

— Раньше Юран был антикризисным менеджером…

— Не люблю этот штамп. Нужно понимать, тренеры — заложники ситуации в клубе.

— А Михаила Галактионова включили бы в список перспективных?

— Недавно начали обсуждать ситуацию в «Локомотиве» в своих кругах. Команда забуксовала на старте сезона, хотя, казалось бы, был всего месяц паузы. А сейчас коллектив вышел на третье место. Значит, Галактионов умеет что-то внутри перестраивать, реагировать на ситуацию. Железнодорожники сейчас выступают не ярко. С трудом, но очки свои скребут. Команда на верном пути. Желаю только удачи Галактионову, поскольку на данный момент не без огрехов, но его работой доволен.

— «Локомотив» вырывает очки на последних минутах. Дело в физике?

— Нет, вовсе не в ней. По себе знаю. Готовность во всех командах примерно одинаковая. Тут больше вопрос психологии. Когда чувствуешь, что у тебя остаётся пять минут, но есть предчувствие гола. Понимание: можешь это сделать.

Когда «Спартак» стал чемпионом в 2017-м, он очень много очков вырывал именно на последних секундах. У команды был кураж, который должен сидеть в голове. Конечно, не стоит каждую игру доводить до такого состояния. Но в целом, если у футболистов есть уверенность в себе, они в определённый момент, на 70—80-й минуте, понимают: пора поднажать и добиться результата.

— Что нужно нынешнему «Локомотиву»?

— Стабилизироваться. Также, на мой взгляд, должна быть меньшая зависимость от одной схемы игры. В принципе, мы это сейчас видим. Меняется направление атак. Нельзя так сильно зависеть от Артёма Дзюбы. Понятно, он мастер, держит свои кондиции, но всегда следует иметь план Б.

— Складывается впечатление, будто Дзюба больше ориентирован помогать партнёрам. Не стоит ли ему больше брать инициативу на себя?

— У Артёма такая позиция: всегда отвлекает внимание в штрафной площади. И два человека должны следить за ним, поскольку форвард способен пробить из любой позиции. Это даёт возможность полузащите «Локомотива» поднажать и забить, используя то, что кто-то держит Дзюбу. Но повторюсь: план Б должен быть.

— В «Локомотиве» есть костяк?

— Пока нет, но он созреет в ближайшее время.

— Кого из молодёжи отметили бы?

— Сложно кого-то выделять, потому что они должны обрасти опытом.

— И уехать в Европу?

— Если в России они достигнут потолка по всем показателям, то да. Надо уезжать.

— Пока никто из них его не достиг?

— Из «Локомотива» — нет. Да и Арсен Захарян, который отправился в «Реал Сосьедад», тоже.

— Рано?

— Он талантливый парень, но без стабильных выступлений. Последние полтора года мы ждали от него совсем другой игры — не то, что он в итоге показал.

— Что самое сложное при переезде в другой чемпионат?

— Я быстро привык. Главная проблема — всё более интенсивно. И дело не в скорости — бегать быстрее сразу не станешь. Но если вспоминать первый месяц, у меня на тренировке в простых ситуациях всё хорошо получалось, а на поле под прессингом, когда нужно много бегать, начинались ошибки.

И дело даже не в интеллектуальном расположении на поле. Надо бороться, получать по ногам, вставать. Ничего страшного в этом нет. И в конечном итоге, когда я въехал во всё, понял: мне не хватает именно «физухи». В АПЛ не играют как «Барселона» в 2010-х, когда на Евро и чемпионатах мира испанцы выносили всех своей тики-такой. Они по большому счёту просто гоняли мяч. В Англии такое демонстрируют только «Манчестер Сити» и «Арсенал», но побеждает в турнире тот, кто сильнее в матчах с другими командами, а не в очных встречах. А остальные действуют более вертикально. Значит, нужно много бороться и прыгать.

— Сейчас следите за «Эвертоном»?

— Да, там дела идут не очень хорошо. У меня есть друг-болельщик, до сих пор общаемся. Он говорит, с приходом новых владельцев всё посыпалось. Когда был Билл Кенрайт, он взрастил хорошую команду, показывающую достойные результаты. Добивались контрактов от Sky Sports. Сейчас всё сошло на нет. В прошлом сезоне еле спаслись от вылета из АПЛ. В этом, думаю, ждёт та же участь.

— Сейчас с кем-то из того состава общаетесь?

— Полтора года назад переписывался с Шеймусом Коулманом в социальных сетях. Но потом их заблокировали, и я там почти не появляюсь.

— А с Микелем Артетой?

— Нет. Я играл с ним, но он больше с Тимом Кэхиллом дружил семьями. Это как раз человек-компьютер. У него и Стивена Пинара было невозможно отобрать мяч.

— Удивились, что он стал тренером «Арсенала»?

— Нет, не удивился. Артета же был помощником Хосепа Гвардиолы. Но он должен был попадать в «Барселону» в своё время. Там бы раскрылся.

— Стоит ли Пиняеву, если поступит щедрое предложение, переходить в «Зенит»?

— Нет, ни в коем случае. Во-первых, потому что болею за «Локомотив». Во-вторых, Пиняев — это футболист, который должен дорасти до топового уровня нашего чемпионата. Пока есть команды, которые раскусили полузащитника, и ему с ними тяжело играть. И я желаю Сергею разнообразить свою игру, потому что все привыкнут к его действиям. А в «Зените» футболисты всегда должны давать результат. Посмотрите на Зелимхана Бакаева. Отличный футболист по всем параметрам, но его многие также раскусили. Перешёл в «Зенит» — ничего не получается.

— Зачем петербуржцы его брали?

— Думаю, они ждали прогресса в ментальности. Поскольку философия «Зенита» отличается от спартаковской. Надеялись, сработает, но что-то пошло не так.

— Возможно, он не ожидал, что уйдёт из «Спартака». Осталась обида?

— Может быть. Я никого не осуждаю, но ребята сами должны делать свой выбор и понимать, к чему всё приведёт. Не он первый, не он последний. Некоторые вещи нужно интуитивно чувствовать. Если не получилось — к сожалению, за это расплачиваешься. Но я ему желаю удачи. Люблю таких футболистов: Пиняев, Бакаев, Антон Зиньковский…

— Теперь Бакаев будет выступать в «Аль-Вахде».

— И что изменится? Там поиграет в своё удовольствие, назабивает мячей, а потом вернётся сюда. Три игры ничего не покажет и опять сядет. Не знаю… Ему нужно что-то менять.

Источник: russian.rt.com

Новости дня

«Фаворитом назвал бы Магомеда»: Василевский — о бое Исмаилова и Токова, конфликте Шлеменко с Сарнавским и травме колена

Для Магомеда Исмаилова реванш с Анатолием Токовым — возможность не только отомстить за обидное поражение 11-летней давности, но и...

«Первоначально речь шла об ампутации»: Олюнин — о тяжёлой травме в Пхёнчхане, возвращении на склон и идеальной старости

Для сноубордиста 32 года — самый расцвет сил, когда можно завоёвывать награды на крупных международных соревнованиях, заявил в интервью...

«Открывают новые перспективы перед промышленностью»: специалист — о развитии металлической 3D-печати в России

Аддитивные технологии металлической 3D-печати открывают новые возможности для промышленности, поскольку позволяют выпускать детали сложной формы с улучшенными физико-механическими свойствами....

Пугачева возвращается?

Женщина, которая давно не поет, вдруг...

С оглядкой на выборы, ставку ЦБ и действия бизнеса: как могут измениться валютные курсы в марте

На открытии первых торгов весны доллар на Мосбирже дешевел до 90,9 рубля, евро дорожал до 98,63 рубля, а курс...

Операция «Золотая рыбка»: что известно о шпионской сети ЦРУ на Украине

На украинской территории находится гораздо больше баз ЦРУ, чем утверждается в статье NYT, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков....

Бюджетный аналог «Ланцета»: что известно о новом российском дроне-камикадзе «Скальпель»

Конструкторское бюро «Восток» запустило в серийное производство дрон-камикадзе «Скальпель». По словам разработчиков, он должен стать более дешёвым и массовым...

Краткосрочный договор ОСАГО и госконтроль за дезинфекцией: какие законы вступают в силу в России в марте

В марте в России вступит в силу ряд нововведений в сфере законодательства. Так, с начала месяца вводится запрет на...

«Гарантированно поражать цели»: как тяжёлые МБР «Сармат» усилят стратегический потенциал России

Президент РФ Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявил, что в российские войска уже поставлены первые ракеты «Сармат». Глава...

Поставки SSJ-100 с двигателями ПД-8 перенесли на 2026 год

Подпись фото: Автор: Sergei Bobylev Перенос...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас