Новости«Без нас — никто»: как работают сапёры отряда «Каскад»...

«Без нас — никто»: как работают сапёры отряда «Каскад» в зоне СВО

Есть те, кто стоит на передовой, а есть те, кто ещё ближе к врагу. Именно они прокладывают путь штурмовым группам и бронетехнике при наступлении. А в обороне первыми готовятся встретить врага — строят укрепления, минируют поля и лесопосадки. Как работают военные инженеры оперативно-боевого тактического формирования (ОБТФ) «Каскад» — в репортаже корреспондента RT.

«Начать операцию «Гусь»!» — смеётся Камчатка, боец инженерного подразделения.

Десять человек в темноте рассыпаются по полю и, согнувшись, начинают дёргать жухлую траву, действительно чем-то напоминая пасущихся гусей. Собранными пучками сапёры маскируют установленные «тээмки» и «монки» (противотанковые и противопехотные мины), где-то накрывают слоем грунта.

Сами взрывные устройства расставляют так, чтобы попавшие на это поле бронемашины или пехотинцы отсюда уже не выбрались — для сапёров врага есть «сюрпризы».

Теперь пашня готова к встрече противника. Бойцы «Каскада», разбросав здесь примерно полтонны взрывчатки, уходят, пока их не застал рассвет.

С палкой против «укропов»

 

Результаты своей работы сапёр видит далеко не сразу. Хотя выглядит это часто очень эффектно. Кузьмич, начальник инженерной службы ОБТФ, смотрит на смартфоне видео подрыва двух MRAP (колёсных бронемашин) — это дело рук его подразделения. «Хотел когда-то быть врачом, а стал сапёром», — комментирует он кадры уничтоженной техники.

«Хирургом, — задумчиво добавляет Кузьмич, ещё раз просматривая ролик с подбитой «бронёй». — Что-то в профессии сапёра есть и от хирурга, наверное. Точность нужна, расчёт, руками действуешь и думаешь при этом постоянно. А что-то — от фокусника. Всегда надо удивлять зрителей».

«Без нас — никто»: как работают сапёры отряда «Каскад» в зоне СВО

Удивляли военные инженеры, по его словам, всех и постоянно. Сапёру нужна осторожность и смелость. А ещё умение понимать, где нужна простота, без умножения сущностей и заморочек, а где надо проявить изобретательность.

В Мариуполе, который ВСУ пытались превратить в крепость, подрывники были заняты постоянно — укрепления врага приходилось взрывать каждый день.

«Помнишь, как ты с палкой побежал на «укропов»? — обращается Кузьмич к Камчатке. — Это я к чему — мы, конечно, технический вид войск, но надеяться только на сложность нельзя. Где нужно, надо брать очевидные решения, не полениться и пройти, проползти, сделать лишнюю маскировку, а не ждать, пока из лаборатории тебе привезут чудо-оружие. Так вот, про палку… Камчатка тогда просто прислонил мину, обычную «тээмку», к стене и подпёр палкой. Мы так постоянно делали. Брали те крепления, которые были под рукой. Получили пролом. Штурмовики в него зашли, опорник взяли».

«А эти 300 м до огневой точки он бежал с палкой наперевес и орал: «А-а-а-а-а-а!» — Кузьмич галопирует на месте, изображая несущегося в атаку сапёра. — Так что «укропы» от удивления перестали стрелять, высунулись посмотреть, что за псих несётся. Потом ржали, конечно, все над ним».

А вот если надо оставить «сюрприз» для врага, то в этом случае очевидные решения не самые верные. Противник должен постоянно ошибаться. Но про эти «ребусы» Кузьмич ничего не рассказывает. Мастер не выдаёт своих секретов, поэтому и шоу с фейерверками не приедается, уточняет начальник инженерной службы.

Было и такое, что, как в Великую Отечественную, группы сапёров гребли через речку — через Кальмиус в Мариуполе переправляли взрывчатку на лодках, чтобы подготовить штурм «Азовстали», где сидели остатки украинского гарнизона.

Виталий тоже из подразделения инженерного обеспечения «Каскада», но пока на лечении после ранения — ходит с костылём. И всё же в «хозяйстве» Кузьмича появляется часто: дома сидеть невыносимо скучно, да и всегда хочется своим пацанам «подгон» сделать: то трофейной взрывчатки привезти, которой кто-то поделился, то что-то по электротехнике. Лучше, когда у сапёра под рукой есть лишние батареи, провода и измерительные приборы.

«Без нас — никто»: как работают сапёры отряда «Каскад» в зоне СВО

Подрывником Виталий стал в 2014-м, но минное дело и до этого было его хобби, как и у многих мальчишек, росших в промышленных районах. И занимается теперь он своей основной профессией как юношеским увлечением — со страстью.

«Шахтёрский край — тут с тротилом проблем не было. Да и дело даже не в этом. В любой лес выезжаешь — чтобы не найти трёхлинейную винтовку или где-то снаряд, это вряд ли. Более-менее средний паренёк из моих ровесников знал, как, к примеру, 120-мм снаряд разобрать, как тротил выплавить на водяной бане, как гранату Ф-1 выпотрошить», — рассказывает сапёр о своих детских годах. 

«Если не копаешь, то умираешь»

 

Правда, реальные боевые действия — всё же не юношеское хобби, а тяжёлая и грязная работа. Грязная — буквально, ведь военные инженеры роют землю.

«Если не копаешь, то умираешь, — выдаёт Виталий Максиму правду, которую стоит помнить каждому военному. — Расчёт простой: один накат держит 82-ю мину, три наката держат 120-ю. И чем глубже копаешь, тем целее».

Но зарываться в грунт должны уметь все. Никаких скидок, считает Виталий, никому делать нельзя. Часть укреплений строят инженерные войска, но и с пехоты никто не снимает её обязанность — окапываться при каждом удобном случае.

«Нельзя миндальничать. Я прямо говорил: «Если ты, например, выкопаешь маленькие блиндажи под жерди, под клеёнку, ты сдохнешь. Как я твоей матери, твоей жене, твоей бабушке буду смотреть в лицо и говорить, что я тебя не заставил копать, не заставил спасти свою жизнь?» Потому что я каждого «двухсотого» реально хоронил сам. Самое тяжёлое — приехать и сказать родителям: «Ваш сын погиб». Особенно если бойцы были какие-то малолетки, если мама моего возраста, за 40. Роют сами бойцы, но инженерная служба на то и нужна, чтобы всех в чувство приводить. Хотя с командиров это ответственности не снимает», — Виталий напоминает, что его коллеги, конечно, мастера своего дела, но владеть сапёрной лопаткой обязаны все. Минёры и строители берут на себя лишь самые сложные случаи.

Впрочем, и сапёр должен уметь метко стрелять. Даже на минном поле, даже когда выполняет свою непосредственную работу и полностью сосредоточен, враг военному инженеру спокойно работать не даст.

«Без нас — никто»: как работают сапёры отряда «Каскад» в зоне СВО

«Идём, снимаю мины постепенно, и тут Чаки — мой взводный — кричит: «Контакт!» Сразу за минным полем была засада, — рассказывает Виталий. — Но у нас оказались крепче… нервы. Чаки резанул их длинной очередью, потянул меня за собой. Я на отходе из автомата пальнул, пацаны, которые штурмовая группа, за нами шли, тоже добавили из стволов и откатились, сразу начала работать арта с двух сторон».

Противник, забрав своих убитых и раненых, отошёл на другую позицию. И там тоже было минное поле. А за ним ещё одно, и ещё одно, и ещё… Растяжки, прикопанные противотанковые мины, кинжальный и фланкирующий огонь, удары артиллерии. И везде впереди шли сапёры.

«Потому что, как говорят, «без нас — никто», — произносит Виталий вроде бы шуточный девиз военных инженеров.

Источник: russian.rt.com

Новости дня

Взбесившиеся цены. Большинство россиян тратит на еду всё, что есть

Продуктовая инфляция превысила 25%, потребительские товары подорожали в полтора-два раза ...

Рекордный урожай нашей пшеницы пошел в чужие закрома

Почему Евросоюз боится установить зерновой потолок, а Россия дает экспортные скидки и повышает внутренние цены на хлеб ...

«Зенит» закупается, а конкуренты молчат: почему новый сезон РПЛ рискует стать самым неинтересным за последние годы

«Зенит» проводит мощнейшую трансферную кампанию перед началом нового сезона РПЛ. Петербуржцы уже приобрели пятерых футболистов на общую сумму более...

Обмен подколами, 64 раунда спаррингов и 25 млн рублей выручки за билеты: что окружает третий бой Минеева с Исмаиловым

Магомед Исмаилов предполагает, что Владимир Минеев потребует реванша по правилам бокса в случае поражения в третьем очном бою, который...

В надежде на случай: почему допуск россиян к Олимпийским играм в Париже — это история о тотальном лицемерии

Окончательный список российских атлетов, допущенных к Играм в нейтральном статусе, — история о тотальном лицемерии международных спортивных организаций. Если...

Американский серый кардинал послал Байдену черную метку

Трамп и Кеннеди загонят демпартию США в гроб ...

Выше западного потолка: российская нефть Urals уже ровно год стабильно продаётся дороже $60 за баррель

Российская нефть марки Urals уже ровно год непрерывно торгуется дороже западного потолка цен $60. Это, в свою очередь, привело...

В ночь на 19 июля: средства ПВО сбили 19 украинских БПЛА над тремя регионами России

В течение прошедшей ночи средства ПВО уничтожили 19 украинских беспилотников, намеревавшихся атаковать объекты на территории РФ. Как сообщили в...

«По вине США»: в МИД РФ заявили о «тотальном разрушении» системы договорённостей в сфере контроля над вооружениями

Политика США их союзников по НАТО привела к «тотальному разрушению» международной системы контроля над вооружениями, заявил замминистра иностранных дел...

«Леший», «Волнорез», «Лесочек»: какие средства РЭБ российские военные используют для защиты транспорта от беспилотников

Воронежские инженеры разработали комплекс противодействия БПЛА «Леший», предназначенный для защиты автотранспорта. Об этом сообщили в «Ростехе». Изделие создаёт защитный...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас