Спорт«Когда работа прёт, фигуриста никто не остановит»: Гачинский о...

«Когда работа прёт, фигуриста никто не остановит»: Гачинский о погоне за квадами, рубеже в 100 баллов и дебюте Соловьёва

Четверные прыжки надо уметь исполнять на соревнованиях, а не на тренировках. Об этом в интервью RT заявил Артур Гачинский. По его мнению, на элементы ультра-си необходимо постоянно настраиваться психологически, поэтому их сложно брать количеством, тем более что велик риск получить травму. Специалист объяснил, почему очень немногие фигуристы любят четверной лутц, рассказал о причинах двух операций на позвоночнике по окончании карьеры и прокомментировал дебют своего 17-летнего подопечного Семёна Соловьёва.

Бронзовый призёр чемпионата мира 2011 года Артур Гачинский привёз в Омск на второй этап Гран-при России по фигурному катанию ученика — 17-летнего Семёна Соловьёва. И сразу после короткой программы, где подопечный неожиданно для многих замкнул тройку лидеров, поднялся на трибуну прессы.

— На фоне достаточно большого числа ошибок у меня возникло ощущение, что спортсмены перестают помнить, что короткая программа — на самом деле обязательная. В которой, наверное, надо не за четверными прыжками гнаться, а ставить перед собой задачу максимально чисто выполнить все предписанные элементы.

— Отчасти вы правы. Короткая программа всегда называлась у нас технической. Давным-давно считается, что главное здесь не выиграть, а не проиграть. Можно вспомнить слова Алексея Николаевича Мишина. Он всегда повторял: «Чистая короткая программа — это путь к победе». Понятно, что у всех парней сейчас идёт гонка за квадами. Если в мои времена казалось, что четверной тулуп — это вышка, то сейчас фигурное катание вышло на такой уровень, когда все прыгают и сальховы, и риттбергеры, и лутцы, и флипы. А эти прыжки не всегда легко поддаются исполнению.

— Я просто подсчитала: из дюжины участников турнира шестеро пытались исполнить по два квада и только у одного заявка оправдала себя. При этом ни Мишин, ни вы не пошли на то, чтобы добавить в программу своему спортсмену второй прыжок в четыре оборота. Значит, за этим стоял определённый расчёт?

— Короткая программа — это всегда расчёт. Далеко не всегда сложная программа означает, что ты победил. Особенно сейчас, когда стоимость прыжков осталась прежней, но поменялись плюсы и теперь оценка растёт в процентном соотношении. Иногда целесообразно не гнаться за максимальной сложностью, а сделать что-то более простое на плюс.

— В отношении своего подопечного вы руководствовались именно этим?

— Мы делали ставку на качество прежде всего потому, что Семён ещё мальчик, который растёт. Он должен немножко оперение получить, а для этого целесообразнее пока не прыгать четверные, а показывать стабильность. Показывать хорошее исполнение программы, задумку, идею, образ. Всему этому нужно научиться. А когда научится, можно будет добавлять более сложные прыжки.

— Провальное выступление в короткой программе чемпиона Европы Марка Кондратюка для вас неожиданность? Или это можно было прогнозировать в ходе тренировок?

— Тренировки этой группы я в Омске не видел: мы с Семёном откатали своё и почти сразу же уехали в отель. На самом деле, мне обидно, жалко, что у Марка не получилось. Я ведь его помню ещё совсем маленького, когда сам в ЦСКА катался. И как-то по-особенному душевно за него переживаю. Люблю смотреть, как он катается — эмоционально, импульсивно. Когда все элементы получаются, впечатление очень сильное.

— В короткой программе мужского одиночного катания уже несколько лет существует гроссмейстерский рубеж — 100 баллов. Как считаете, это доступно исключительно выдающимся фигуристам?

— При чистом исполнении программы с наличием двух квадов это, считаю, нормальная сумма баллов. То есть перевалить её можно. Но уточню: при наличии двух сложных четверных прыжков, один из которых желательно выполнять во второй половине. И ещё — хороший тройной аксель.

— А вам не кажется, что в этой гонке за квадами, которая к тому же начинается очень рано, спортсмены слишком быстро исчерпывают свой ресурс? Быстрее накапливаются травмы, быстрее наступает выгорание, что особенно заметно сейчас в женском одиночном катании, где многие тренеры привыкли планировать работу со спортсменками на определённый (причём достаточно короткий) период. Сейчас становится понятно, что надо опять учиться работать вдолгую. И, похоже, не все к этому готовы.

— В каком-то смысле мы просто возвращаемся в то время, когда каждый тренер работал уже со зрелыми спортсменами, а не с детьми. Когда катались Ирина Слуцкая, Вика Волчкова, Мария Бутырская. Они ведь тоже исполняли серьёзный набор прыжков. Та же Слуцкая прыгала флип — риттбергер, лутц — риттбергер, и это было почти 20 лет назад. На самом деле в погоне за четверными прыжками страдают не только девочки, но и парни. Ну да, фигурное катание шагнуло вперёд, все пытаются с этим шагом идти дальше, но ресурс у каждого спортсмена свой, и с этим ничего не сделаешь. И у тренера нет возможности, условно говоря, взять в руки пульт, нажать на кнопочку и увидеть, сколько того ресурса осталось.

— Вы закончили карьеру из-за того, что исчерпали ресурс?

— Под ресурсом я имел в виду здоровье. А оно иногда заканчивается у спортсмена неожиданно. Сначала у меня была травма, потом она стала хронической, боли стали постоянными. Дальше — больше. Потом уже глазки открываешь и смотришь, что другие ребята в фигурном катании делают.

Нэйтан Чен уже тогда начал прыгать по два квада в короткой программе, по три-четыре в произвольной. Если с холодной головой ко всему этому подойти, приходилось признавать, что я уже так не могу. Для меня по тем временам один четверной прыгнуть — уже победа была. Ну а потом, через пять лет, всё равно пришлось ложиться в больницу. Две операции на позвоночнике я сделал уже после того, как закончил кататься.

— Если сейчас посмотреть на карьеру фигуриста Гачинского уже тренерскими глазами, таких последствий можно было избежать?

— Возможно, да. Я слишком рано начал прыгать тройной аксель. Рано начал прыгать все квады. То есть в 13 лет уже прыгал аксель, в 15 делал четверной тулуп и сальхов, а в 16—17 освоил риттбергер, лутц, флип. Просто тогда такое время было, что никто тренировки не снимал и в соцсети не выкладывал. Но для себя видео сохранилось.

Особенность моего организма заключалась в том, что в позвоночнике очень узкие каналы и, соответственно, не очень хорошая проходимость. Это я уже потом узнал, когда прооперировался, что причина травм заключалась именно в особенностях строения позвоночника. И спина просто не выдержала нагрузок.

— В такие моменты не появляется обида на тренера, что он — такой умный, опытный — не предусмотрел, не уберёг?

— Да это невозможно предусмотреть. Тем более что я хорошо помню самого себя. Когда работа прёт, прёт, прёт, спортсмена никто не остановит. А давайте попробуем риттбергер? Есть риттбергер! А давайте лутц, флип… У тебя есть желание, есть азарт, хочется сделать всё сразу. И если всё получается, зачем нажимать на паузу или на стоп?

— Почему, кстати, вы приняли решение работать автономно, а не под крылом своего прежнего наставника? Многие, закончив карьеру, сознательно идут на то, чтобы тренер продолжил опекать, подсказывать, делиться опытом.

— Ну не знаю… Как-то уже вырос — чего опекать? Пора самому справляться со всеми задачами. Поначалу мы работали вместе, пришло время — разошлись. Я захотел работать самостоятельно, Алексей Николаевич не возражал.

— Год назад Евгений Плющенко в шутку сказал, что это особенное чувство — выиграть у своего тренера. Ощущение, что вы с Мишиным понемногу превращаетесь в конкурентов, присутствует? Или для этого ещё не пришло время?

— Вообще об этом не думаю, у меня абсолютно нет такой задачи. По крайней мере — пока.

— Что для вас самое тяжёлое в нынешней профессии?

— Вставать в шесть утра каждый день.

— Можно подумать, что не вставали чуть свет, когда были фигуристом!

— В шесть точно нет. Но сейчас выбирать не приходится, поскольку в восемь утра у нас начинается первая тренировка. Интересно, что на соревнованиях ранний подъём для меня вообще не проблема, а вот дома приходится себя заставлять.

— Во многих видах спорта существуют всевозможные тренерские ухищрения, чтобы раньше времени не угробить нервную систему спортсмена. В той же в гимнастике тренеры тщательно следят за числом попыток выполнить сложный элемент, потому что голова перегружается гораздо быстрее, чем тело. В прыжках с шестом или в высоту с этой же целью вместо планки легкоатлеты натягивают резиночку. По их словам, планка слишком сильно давит на психику, заставляет чрезмерно концентрироваться, а это преждевременный стресс. Квады в фигурном катании — та же история?

— Я бы сказал, что четверные надо уметь прыгать на соревнованиях. А вот на тренировках… У нас было очень много чемпионов тренировок, которые до бесконечности прыгали, прыгали, прыгали. А на соревнованиях ничего не получалось. Но задача-то не в количестве, а в том, чтобы подвести прыжок таким образом, чтобы он получился в нужное время в нужном месте.

— Хотите сказать, что количество повторений не пропорционально качеству?

— Четверной прыжок — это такая история, что много раз не прыгнешь. Разве что тулуп или сальхов — они реально технически проще, чем другие. Лутц ребята обычно два-три раза в неделю прыгают. На него с психологической точки зрения нужно настроиться, да и физически подойти к нему правильно, чтобы не травмироваться. Так что количеством сложно брать.

— Но есть же люди, которым лутц заходит гораздо лучше, чем тулуп или сальхов, — Саша Трусова, Саша Самарин…

— Ну вот вы назвали двоих. А ещё сколько людей прыгать пробуют? Мне, например, прыгать лутц никогда не нравилось, потому что на прыжок спиной заходишь, не видишь толком, куда именно едешь, — соответственно, возникает неприятное ощущение.

— Которое, наверное, усугубляется, когда выступать приходится на арене хоккейного размера, как в Омске?

— Здесь 26 × 50 м — достаточно стандартная площадка. В «Юбилейном» на главной арене идентичная поляна. У нас обычно льды меняются, но перед отъездом в Омск так совпало, что три тренировки мы провели на главной арене. А когда катались на тренировочной, выставляли шашки — специальные конусы, чтобы спортсмену было немножко проще ориентироваться.

— Ваш подопечный первый раз выступает на Гран-при России?

— Он вообще первый раз соревнуется по мастерам.

— Тогда прокомментируйте дебют. Ожидали такого результата от первого старта?

— На результат я не особо рассчитывал. И не рассчитываю. Задачи немножко другие для Семёна поставлены.

— Под результатом я имею в виду, как Соловьёв в короткой программе справился с элементами.

— Можно было чуть лучше. Не делать в четверном тулупе степ-аут. Собственно, я Семёну об этом первым делом сказал, когда он со льда вышел. По остальным элементам всё получилось очень прилично. Парень справился с волнением, справился с трибунами, справился с катком, с ареной, с нервами. Это не так просто, когда всё происходит в первый раз. Я всегда объясняю каждому спортсмену: пока вы катаетесь в юниорах, это всё так, игрушки. Самое интересное потом начинается, на взрослых соревнованиях.

— Абсолютно все взрослые фигуристы говорят, что юниорский спорт — совсем другое. Вот я пытаюсь понять: а в чём оно другое? Тот же лёд, те же элементы, та же публика, те же судьи, тот же тренер у борта стоит.

— Здесь всё серьёзнее. Пока выступаешь в юниорах, это всё как бы хи-хи и ха-ха, не прямо такое серьёзное дело. Все дружат, все друг за друга болеют. Когда выходишь по мастерам, и обстановка другая, и общественность по-другому воспринимает. Да и сам спортсмен, мне кажется, отдаёт себе отчёт, что можно быть первым среди юниоров, а можно быть чемпионом России, что престижнее.

Как вообще кататься на одной арене с Марком Кондратюком, с Сашей Самариным, с другими ребятами, которые на слуху? Это не просто интересно — покататься с ними рядом, это совершенно другое ощущение, когда чувствуешь энергию матёрых волков, их силу, видишь страсть. Да и вообще это круто — выйти в сильнейшей разминке. Там мы уже будем пробовать не один четверной, а два — тулуп и лутц. И два тройных акселя.

— Как считаете, какое количество квадов в мужской произвольной программе будет считаться нормой на следующих Олимпийских играх?

— Думаю, что разговор будет идти не столько о количестве четверных, сколько о чистоте исполнения. Кто чище откатается, тот и выиграет. По количеству четыре квада уже сейчас фактически в норму входит. Если брать верхушку сборной России, все ребята уже сейчас прыгают минимум по три. Добавить ещё один — это точно не сверхзадача.

Источник: russian.rt.com

Новости дня

Угрозы с юга: Ташкент и Астану вовсю окучивает разведка англосаксов

Лондон и Вашингтон подбирают кандидатов в среднеазиатские «правительства в изгнании» ...

Ну, за Талибан!: Россия готова «амнистировать» тех, кого 20 лет назад признала террористами

Афганистан — слишком важная точка, чтобы ее игнорировать ...

Дональд Трамп-бомбометатель: Москве пора готовить убежища, как в Белгороде?

В ходе предвыборной кампании экс-президент США отметился странными заявлениями ...

Ценные примеси: российские учёные первыми определили концентрации водорода в алмазах

Российские учёные первыми в мире определили, в каких концентрациях примеси водорода могут встречаться в природных алмазах. Водород влияет на...

Киркорова и Успенскую используют?

Две звезды первого эшелона продолжают конфликтовать....

Над акваторией Азовского и Чёрного морей: в МО РФ заявили об уничтожении за ночь восьми ракет ATACMS и восьми БПЛА

В течение прошедшей ночи средства ПВО пресекли ряд попыток украинских военных атаковать объекты на российской территории. Как заявили в...

«Кое-что может прилететь обратно»: как на Западе продолжают обсуждать нанесение Украиной ударов по территории России

Польские власти не ограничивают применение Украиной поставляемого Варшавой оружия для ударов по территории России, заявил замглавы польского Минобороны. На...

«Крайне эффективное оружие»: как развивается линейка российских тяжёлых огнемётных систем

Огнемётная система ТОС-2 («Тосочка») российской группировки войск «Восток» уничтожила опорник ВСУ в районе Угледара. Об этом сообщило Минобороны РФ....

Раз нет протестов, будут санкции: как навальнисты и команда Ходорковского меняют стратегию борьбы с Россией

По данным источников RT, российская несистемная оппозиция за рубежом меняет стратегию противодействия Москве. Попытки расшатать общество и вывести россиян...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас