ПолитикаУ ракетной программы Ирана открылось второе дыхание

У ракетной программы Ирана открылось второе дыхание

Срок оружейного эмбарго против Тегерана истек 18 октября, но Европа и США предпочитают это не замечать

Все международные ограничения на военно-техническое сотрудничество с Ираном официально больше не работают. И оружейное эмбарго со страны должно быть снято автоматически.

Дело в том, напомнили в МИД России, что 18 октября прекращается действие требований резолюции Совбеза ООН 2231, которая затрагивает иранскую ракетную программу и международное сотрудничество с Тегераном в этом направлении, а также замораживает активы некоторых физических и юридических лиц Исламской республики.

Эта резолюция была связана с принятием Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, который подразумевал отмену санкций в отношении Ирана. Разработан он был в 2015 году при участии самого Ирана, а также США, Китая, России, Франции, Германии и Великобритании. При этом Тегеран взял на себя ряд обязательств, в частности, отказался от попыток разработать или приобрести ядерное оружие.

Все пошло не по плану, когда Трамп в мае 2018 года вывел Штаты из СВПД и вернул санкции против Ирана. А тот в ответ заявил о поэтапном сокращении своих обязательств в рамках соглашения, отказавшись от ограничений в ядерных исследованиях, центрифугах и уровне обогащения урана.

После чего Трамп подписал указ об ограничительных мерах в отношении тех, кто будет причастен к поставкам Ирану «ядерных технологий, технологий (производства) баллистических ракет и обычных вооружений».

Что касается международных ограничений на торговлю подавляющей частью обычных вооружений, то они были сняты с Ирана три года назад, пояснил старший научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Юрий Лямин.

Однако оставались «ограничения на экспорт в Иран и импорт из Ирана ракетных систем и БПЛА, способных доставлять полезную нагрузку массой не менее 500 кг на дальность не менее 300 км, а также различных материалов, оборудования, товаров и технологий для их разработки и производства». Вот эти ограничения на связи с Ираном в ракетной сфере, по словам эксперта, должны исчезнуть как раз 18 октября 2023 года.

Кроме того, отметил Лямин, в этот день еще и Евросоюз должен был отменить свое оружейное эмбарго в отношении Ирана.

Между тем еще 14 сентября, пишет он в своем Телеграм-канале, так называемая Евротройка (Великобритания, Франция и Германия) обвинила Тегеран в нарушении обязательств и сообщила, что продлевает существующие санкции, а также намеревается включить истекающие международные «ракетные» санкции ООН в отношении Ирана в свое внутреннее законодательство.

«Совет пришел к выводу, что существуют веские причины для того, чтобы не отменять ограничения в переходный день (18 октября 2023 года), как это было предусмотрено в рамках СВПД», — говорится в документе, опубликованном на сайте Совета ЕС. Но что это за причины, не уточняется.

Таким образом, считает Лямин, СВПД получил еще одну брешь, но формально продолжает действовать.

«Европейские страны явно опасаются полностью выходить из него и в полной мере активировать механизм возврата международных санкций, так как результатом ответных действий со стороны Ирана может стать полная потеря контроля со стороны МАГАТЭ за развитием иранской ядерной программы», — резюмировал эксперт.

В российском внешнеполитическом ведомстве в этой связи отметили, что Евросоюз, объяви вопреки своим обязательствам о решении сохранить антииранские ограничения, пошел по «скользкой дорожке правового произвола, проторенной Вашингтоном».

Там подчеркнули, что «решения Совета Безопасности должны неукоснительно выполняться в строгом соответствии с их буквой и согласованными параметрами. Конъюнктурные попытки западных стран задним числом переосмыслить или явочным порядком пересмотреть положения резолюции СБ ООН 2231 незаконны, губительны и подрывают лежащий в ее основе тщательно выверенный баланс интересов».

Также в дипведомстве призвали Запад отказаться от односторонних ограничений в отношении Тегерана и нагнетания «мнимой иранской угрозы», указав, что «любые другие варианты ставят под вопрос перспективы СВПД и ведут к эскалации вокруг иранской ядерной программы с весьма вероятными губительными последствиями для и без того напряженной обстановки на Ближнем Востоке».

Прокомментировать, какие перспективы открываются для Ирана, а также российско-иранских отношений после истечения срока требований резолюции ООН, «СП» попросила ведущего научного сотрудника Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, доктора исторических наук Бориса Долгова:

— Действительно, резолюция, которая запрещала сотрудничество с Ираном в военно-технической сфере, с сегодняшнего дня больше не действует. Это важное событие, в том числе для российско-иранских отношениях.

Поскольку теперь никаких сдерживающих факторов для легального обмена соответствующими технологиями между нашими странами больше нет. Это касается иранской ракетной программы, современных БПЛА, а также других видов вооружений.

Надо сказать, что все санкции против Тегерана были приняты под давлением Запада, прежде всего Соединенных Штатов, с совершенно очевидной целью — сделать из Ирана страну-изгоя. Но эти попытки, как мы видим, провалились.

Теперь же у Исламской республики, можно сказать, открываются еще более широкие возможности для развития. И, конечно, не последнее место здесь занимает взаимовыгодное сотрудничество с Россией. Причем не только в военно-технической области, хотя, как я уже сказал, в Тегеране, безусловно, заинтересованы в российских военных технологиях. Есть масса других направлений, где мы можем быть полезны друг другу. Речь, прежде всего, идет о торгово-экономическом, культурном сотрудничестве и туризме.

Если же рассматривать ситуацию в более широком плане, то это, если хотите, еще один шаг на пути консолидации сил, которые противостоят западной экспансионистской политике, и которые сейчас формируются. Тем более что мы наблюдаем здесь определенный водораздел, некое размежевание — т.е. есть уже страны, способные противодействовать этому экспансионистскому курсу Запада. Страны, которые хотят жить в новом, многополярном мире. И на первом месте среди них стоят Россия, Китай и Иран.

«СП»: А что касается плана СВПД, он сохранится?

— Если мы говорим о позиции подписавших его европейских стран, то здесь не надо питать иллюзий. Все они и дальше будут следовать в русле политики США. Изменений в этом плане, я думаю, ждать не приходится. И, разумеется, это будет сказываться на их отношениях с Ираном.

Так что несмотря на то, что ООНовская резолюция больше не действует, европейские страны, продолжая идти в фарватере Вашингтона, не перестанут оказывать давление на Тегеран. Вместо того, чтобы пытаться наладить с ним отношения.

Соответственно, и доктрина СВПД, предполагающая снятие санкций с Ирана, вряд ли будет ими продвигаться. Поэтому, скорей всего, этот план, скажем так, «приказал долго жить». И вряд ли воскреснет в какой-то другой форме.

Тем более сейчас, когда мы наблюдаем серьезное обострение ситуации на Ближнем Востоке, связанное, в первую очередь, с палестино-израильским конфликтом. И мы видим, что опять идут нападки на Иран.

Так, Израиль обвиняет его в том, что он как-то содействовал атакам ХАМАС. А из Вашингтона вообще начали раздаваться призывы бомбить Исламскую республику.

Мне сложно представить, как на фоне всего этого «всеобъемлющая сделка» по иранской ядерной программе будет продвигаться в той или иной форме. И тем более реализовываться странами Запада. Совершенно очевидно, что этого не будет.

«СП»: Можно ли говорить, что иранская ракетно-ядерная программа получила возможность развиваться дальше?

— Не то, что получила возможность. Иран просто будет её развивать. Поскольку обязательства, которые он на себя брал по договору СВПД, он выполнял. А теперь срок их действия истек, и он свободен.

В то время, как западные участники соглашения свою часть обещаний не выполнили и снять санкции отказались. Из чего следует, что Запад настроен на продолжение дальнейшего давления на Иран. А значит, можно предположить, что сделка по иранской ядерной программе уже перестала быль актуальной и не возникнет ни в какой другой форме. По крайней мере, пока мы наблюдаем сейчас обострение палестино-израильского конфликта.

Источник: svpresa.ru

Новости дня

Симоньян: Германия хотела передать Украине 100 ракет Taurus

В свете текущих геополитических событий,...

В Мьянме разбился истребитель МиГ-29

В четверг в центральном регионе...

В Гагаузии рассчитывают на поддержку России

Председатель Совета Федерации РФ Валентина...

«Фаворитом назвал бы Магомеда»: Василевский — о бое Исмаилова и Токова, конфликте Шлеменко с Сарнавским и травме колена

Для Магомеда Исмаилова реванш с Анатолием Токовым — возможность не только отомстить за обидное поражение 11-летней давности, но и...

«Первоначально речь шла об ампутации»: Олюнин — о тяжёлой травме в Пхёнчхане, возвращении на склон и идеальной старости

Для сноубордиста 32 года — самый расцвет сил, когда можно завоёвывать награды на крупных международных соревнованиях, заявил в интервью...

«Открывают новые перспективы перед промышленностью»: специалист — о развитии металлической 3D-печати в России

Аддитивные технологии металлической 3D-печати открывают новые возможности для промышленности, поскольку позволяют выпускать детали сложной формы с улучшенными физико-механическими свойствами....

Пугачева возвращается?

Женщина, которая давно не поет, вдруг...

С оглядкой на выборы, ставку ЦБ и действия бизнеса: как могут измениться валютные курсы в марте

На открытии первых торгов весны доллар на Мосбирже дешевел до 90,9 рубля, евро дорожал до 98,63 рубля, а курс...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас