Наука«Эта история — целый детектив»: доктор юридических наук Владимир...

«Эта история — целый детектив»: доктор юридических наук Владимир Томсинов — о первой советской Конституции 1924 года

100 лет назад, 31 января 1924 года, Второй съезд Советов СССР окончательно утвердил текст первой советской Конституции. В её состав вошли Декларация и Договор об образовании Союза ССР. Она действовала до 1936 года. Заведующий кафедрой истории государства и права МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор Владимир Томсинов в интервью RT рассказал о сложном процессе создания первой советской Конституции, а также об особенностях её структуры и содержания.

— Почему Конституция СССР была принята именно в январе 1924 года? Насколько сложно проходили работа над содержанием основного закона Советского Союза и его утверждение? 

— Эта история — целый детектив. Сейчас об этом все почему-то забывают, но первоначально она была формально введена в действие 6 июля 1923 года, на Второй сессии ЦИК первого созыва. Но в решении было указано, что окончательное утверждение нужно перенести на Второй съезд Советов СССР. Таким образом, 31 января 1924 года Конституция была не просто утверждена, а окончательно утверждена.

Обсуждалась Конституция не очень-то и долго. В декабре 1922 года на пленуме РКП(б) было принято решение о подготовке Договора об образовании СССР. 29 декабря представители республик согласовали текст, а 30 декабря 1922 года на Первом Всесоюзном съезде Советов представителями РСФСР, Украинской и Белорусской ССР, а также Закавказской федерации были подписаны Декларация об образовании СССР и Союзный договор. И вот в этом постановлении последним пунктом поручалось ЦИК СССР ко Второму съезду Советов подготовить окончательный текст декларации. Обратите внимание: пока что ни слова о Конституции. Даже когда начались разговоры о Конституции, под ней сначала понимали Союзный договор. В феврале 1923 года пленумом РКП(б) было принято решение о создании комиссии по подготовке Конституции. Его подтвердил XII съезд РКП(б). Но комиссия, как вы видите, работала совсем недолго, раз 6 июля Конституция уже была принята.

Когда я обратил внимание на столь короткий срок принятия Конституции, мне стало любопытно, почему так спешили. Я обратился к документам и выяснил, что существовала сильная оппозиция принятию Конституции — в частности, со стороны Христиана Раковского, председателя Совнаркома Украины. Он считал, что отдельно Конституцию не надо готовить, достаточно Союзного договора, который можно называть Конституцией. А Договор об образовании СССР носил международный характер. Возьмём даже само название: Союз Советских Социалистических Республик. Оно было нейтральным — без указаний на географическое расположение или национальную идентичность. Создавалось некое объединение, больше похожее на конфедерацию. За каждой республикой закреплялось право свободного выхода. Говорилось, что новое государство послужит оплотом против мирового капитализма и станет шагом на пути объединения трудящихся всех стран — в мировую Социалистическую Советскую Республику. То есть СССР создавался не как государство русского и других живущих на его территории народов, а как прообраз этой самой мировой республики.

Договор от 30 декабря 1922 года создавал на самом деле не государство, а только юридические основания для его формирования. В Конституцию вошли договор и декларация. Но если мы присмотримся внимательно, то увидим, что договоры 1922 и 1924 годов разные. В первом случае используется формулировка, что республики заключают договор об объединении, а во втором — что они объединяются.

— Сегодня часто говорят, что в первую советскую Конституцию были заложены положения, ставшие миной замедленного действия для советской государственности. Так ли это?

— Если говорить о праве республик на выход из СССР, то, мне кажется, его зафиксировали вынужденно. Всё это вообще выглядело достаточно странно. Первоначально Советский Союз был достаточно рыхлым объединением, было до конца непонятно, что это: федерация или конфедерация. С юридической точки зрения — конфедерация. Но поскольку ядром этого объединения была Коммунистическая партия, организованная на принципе демократического централизма, то она объединяла республики в государство, действовавшее иногда даже как унитарное. Особенно это чувствовалось во время войны. И неслучайно, когда Компартию убрали из политической системы, государство рухнуло, и восстановить его невозможно. Государство было построено достаточно сложно. Фактически это было «партийное государство». Партия была его частью, причём частью цементирующей.

У нас так и не осмыслено до конца, что рухнуло в 1991 году. И, по моему мнению, рухнуло государство, созданное в 1930-е годы, а не в начале 1920-х. В 1936 году была принята Конституция, создавшая новую систему органов государственной власти. Государство стало федерацией, опиравшейся на закон. Что любопытно, у этой Конституции было множество противников, в том числе даже в окружении Иосифа Сталина. Конституция 1924 года стала своеобразным знаменем для большевиков-революционеров — противников Сталина, который всё-таки относился к большевикам-почвенникам, не ориентированным на мировую революцию. Почвенники вынуждены были на словах поддерживать лозунги о мировой революции, но на практике были ориентированы на создание государства для собственного народа.

«Эта история — целый детектив»: доктор юридических наук Владимир Томсинов — о первой советской Конституции 1924 года

— Почему в 1936 году первую Конституцию СССР решили поменять?

— Между Конституциями 1924 и 1936 годов — огромное различие в социальной основе. Конституция 1924 года — это Конституция пролетарской диктатуры, ориентированная на мировую революцию. Это заметно, в частности, при формировании Советов. Например, из городских поселений избирается один депутат на 25 тыс. избирателей, а из сельских — на 125 тыс. А вот согласно Конституции 1936 года выборы уже проводились на основании всеобщего равного прямого избирательного права. Причём на этом настоял именно Сталин. Конституция 1936 года опиралась уже не на классовую основу, а на народ. И это произошло неслучайно. К этому времени стало уже ясно, что нападение государств Западной Европы на СССР практически неизбежно. Сталин понимал, что защищать идеи мировой революции никто не будет. Нужно было готовить народ к защите своей Родины. Конституция 1936 года фактически вернула народу Родину, которую у него отняла Конституция 1924 года во имя авантюристического плана мировой революции.

Государство в полном смысле этого слова, призванное спасти нас от нападения Запада, было создано в 1930-е годы. И вот оно и рухнуло в 1991 году. Произошло это в значительной степени из-за вырождения правящего слоя.

Если мы посмотрим внимательно на Конституцию 1924 года, то заметим очень интересную особенность: в ней нет прав и свобод гражданина. Эти вопросы регулировались Конституциями республик. Получается, что Конституция 1924 года была неполноценной, являясь лишь надстройкой над республиканскими. А вот Конституция 1936 года уже содержит полный перечень прав. Она уже была настоящей.

Мне кажется, Конституция 1924 года не нравилась Сталину именно потому, что из-за своей ориентации на мировую революцию она была неспособна стать юридической основой для формирования по-настоящему сильного государства. Поэтому она была обречена.

— Есть мнение, что особенности распределения полномочий между союзным центром и республиками способствовали распаду государства. Так ли это на самом деле и имеет ли отношение к этому процессу Конституция 1924 года?

— Мне кажется, нельзя говорить о том, что эти «мины» связаны именно с Конституцией 1924 года. Она действовала относительно недолго. Что касается распределения полномочий, то у центральных органов были функции, содействовавшие формированию единой государственности: ведение международных отношений, поддержание нерушимости внешних границ, право брать внешние займы, стратегическое планирование хозяйственной деятельности, руководство общими вооружёнными силами. Существовали общая финансовая система, бюджет, союзное гражданство. В общем, центральная власть обладала набором полномочий, характерным для федераций.

Что касается права на выход республик из Союза, то нужно иметь в виду, что оно не было предусмотрено Конституцией. То есть оно было провозглашено, но его никто всерьёз не рассматривал.

— Можно ли сказать, что Конституция 1924 года была более прогрессивна, чем Конституции других государств, действовавшие в то же время?

— Для начала она не была в полной мере Конституцией. Это был идеологический документ, ориентировавший страну на участие в мировой революции. Как уже говорилось выше, в ней не было многих положений, характерных для других Конституций. Поэтому сравнивать её с другими Конституциями и оценивать её прогрессивность проблематично. Но она на самом деле уже не соответствовала духу времени. К моменту её принятия революции за пределами СССР уже провалились. Мировая революция утратила реальные перспективы, превратившись в лозунг. Нужно было думать о создании собственного мощного государства, сформированного в итоге Конституцией 1936 года. Сталин работал над ней буквально с несколькими соратниками и сам лично многое написал. Большевикам-революционерам больше нравилась Конституция 1924 года, так как лозунгом о мировой революции можно оправдать любой произвол.

«Эта история — целый детектив»: доктор юридических наук Владимир Томсинов — о первой советской Конституции 1924 года

— Насколько Конституция 1924 года соответствовала реальным задачам развития страны?

— По моему мнению, Конституция 1924 года реальным задачам в сфере развития страны не соответствовала. Она была препятствием на пути создания сильного государства. Укрепить государство можно было, только отказавшись от диктатуры пролетариата и сделав его общенародным.

Ограничение суверенитета республик, согласно Конституции, было минимальным. Это объясняется условиями, в которых она разрабатывалась. В республиках только завершалась острая политическая борьба. Украина и Закавказье ратовали на этом фоне за получение большей самостоятельности. Только если Украина была такой самостоятельной, не понимаю, зачем ей было передавать исторически русские земли… Вообще, многие республики хотели пользоваться общими ресурсами Союза, не давая ничего взамен.

Думаю, «мины», о которых мы вспоминали, были заложены в другом — в фактическом превращении русского народа в народ-донор. Почти все союзные республики, за исключением РСФСР, были дотационными. Развитие страны шло в условиях изъятия ресурсов у русского народа, причём любые попытки поднять этот вопрос жёстко пресекались. Уровень жизни в исторических русских областях был значительно ниже, чем в других союзных республиках. Я наблюдал это лично и видел цифры налогов. Это было просто ограбление РСФСР. Возможно, это было наследие ленинской политики по борьбе с «великодержавием». Думаю, это и стало одной из главных причин распада Союза. Нельзя строить государство на ограблении какого-то одного народа. Система начала сбоить. Общие проблемы перекладывались на правящий слой, которому потом тоже захотелось лёгкой жизни. Вот он и разрушил государство с упоением, увлечением и абсолютно осознанно.

Источник: russian.rt.com

Новости дня

Вопреки решению о пропуске Олимпиады: борец Мамедов принял индивидуальное приглашение МОК

Шамиль Мамедов вошёл в финальный список спортсменов, которые выступят на Олимпиаде в Париже. Он стал единственным из российских борцов,...

Военное сотрудничество России и КНДР не заметно, но украинцы его отчётливо слышат

В Москве обдумывают способы обхода санкций против Северной Кореи ...

Молдавское вино придает Кишиневу храбрости

Появился новый отказник от антироссийских санкций ...

БРИКС: Вместе с ООН или вместо ООН?

Россия и союзники решили искать справедливости «на стороне» ...

«Очень опасный виток эскалации напряжённости»: в Кремле отреагировали на призывы к снятию ограничений на удары по РФ

Возможное увеличение радиуса применения западных дальнобойных ракет по территории РФ является чистой воды провокацией и новым, очень опасным витком...

«Накрылись травой и камышами»: офицер рассказал, как его подразделение штурмовало остров на Днепре

Прошлой весной офицер из Пскова с позывным Скобарь вместе с сослуживцами отправился на разведку одного из островов в устье...

Воинственные настроения: почему еврочиновники критикуют любые мирные инициативы по Украине

В Брюсселе недовольны визитом премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в Москву и его переговорами с Владимиром Путиным. По данным западных...

Москва обеспокоена тем, что миссия ЕС в Армении может стать постоянной

Россия выразила обеспокоенность расширением миссии...

Великобритания разорвала с Россией канал по линии военных ведомств

Великобритания приняла решение разорвать один...

Это также заинтересуетПОХОЖИЕ
Рекомендовано для Вас